Как наше восприятие нас обманывает

Изображение: Nobuyuki Kayahara / Wikimedia Commons

Информация, которую мы получаем через органы чувств, может трансформироваться в зависимости от нашего опыта, потребностей или контекста. Это во многом относится к восприятию визуальных образов. Например, мы видим яблоко, но если это яблоко держит теннисист на корте, то мы можем спутать его с мячом. Эту особенность восприятия иллюстрируют зрительные иллюзии.

Ваза Рубина и другие двойственные изображения

Изображение: Vase illusion/ Jeremy Stockwell// flickr.com

Эту картинку придумал датский психолог Эдгар Рубин (1886–1951), и ей около ста лет. Для нее характерно то, что при неизменном воздействии на сетчатку человек способен видеть два объекта по очереди: либо два профиля, либо вазу. Широко известна карикатура на изображения Рубина «Жена или теща», на которой узнается одновременно девушка и пожилая женщина. Эта картинка появилась практически одновременно с вазой, но попала в поле зрения психологов только в 1930 году благодаря американскому экспериментальному психологу Эдвину Борингу. Подобные изображения указывают на двойственную природу восприятия: с одной стороны, в них есть чувственная основа, которая определяется внешним воздействием, и предметное содержание, которое мы вкладываем в образ на основе нашего опыта. Кроме того, на примере вазы объясняются важные для гештальтпсихологии понятия фигуры (очерчена контуром и локализована в пространстве) и фона. Если мы видим профили, то они как бы выступают из фона, при переключении восприятия на вазу из фона выходит уже она. Это называется гамма-движением.

Иллюзия Понцо

ponzolarge



Этот феномен также называют иллюзией железнодорожных путей. Итальянский психолог Марио Понцо в 1913 году предположил, что мозг человека определяет размер объекта по его фону, и продемонстрировал это, нарисовав два равных отрезка на фоне двух сходящихся вверху линий, напоминающих уходящее вдаль железнодорожное полотно. Верхний отрезок кажется нам больше. Дело в том, что мозг интерпретирует рисунок как перспективу: все, что удалено от нас, кажется нам меньше, чем объекты, находящиеся близко. В случае с равными отрезками мы делаем поправку на это знание: мы думаем, что верхний отрезок расположен дальше, и полагаем, что его размер больше. В психологии это объясняется теорией Гельмгольца. В этой теории различаются первичный образ — то, что возникает в голове непосредственно в результате воздействия, — и образ-представление — это наши знания, позволяющие нам опознать объект.

Красная клубника и #TheDress

Akiyoshi Kitaoka // Twitter

Несколько лет назад в интернете спорили о том, какого цвета платье на фотографии: черно-синее или бело-золотое. Выяснилось, что на самом деле оно ярко-синее с черным кружевом, однако множество людей по-прежнему видят его в других цветах. Нейробиологи объясняют это хроматической адаптацией. Этот механизм был выработан в процессе эволюции, чтобы лучше ориентироваться в пространстве и различать предметы. Из-за яркого света на заднем плане человек воспринимает голубые оттенки на фотографии как тени и игнорирует их, из-за чего платье для него выглядит белым. Точно так же те, кто видит платье черным, не обращают внимания на золотые оттенки.

Это явление связано с таким психологическим феноменом, как константность восприятия. Это свойство зрительного образа оставаться неизменным при изменении условий восприятия. Мы видим нашу любимую рубашку синей как при свете дня, так и в плохо освещенной комнате, так как мы автоматически учитываем информацию об уровне освещения. Но если убрать эту информацию, мы увидим рубашку в разных цветах. Этот же механизм иллюстрирует фото, предложенное профессором психологии Университета Ритсумейкан Акиёши Китаокой: мы видим клубнику красной, хотя на изображении нет ни одного красного пикселя.

Невидимая горилла

Мы замечаем далеко не все, что происходит вокруг, даже если событие или объект находится в поле нашего зрения. В 1970-х годах Ульрик Найссер провел эксперимент: участникам показывали по телевизору баскетбольный матч и просили следить за передачами мяча, с чем большинство справлялось успешно. Но зрители, сконцентрированные на пасах, не замечали девушку с зонтом, которая проходила на экране во время игры из угла в угол. Если люди отвлекались от перемещений мяча, они видели девушку. Через 30 лет этот эксперимент воспроизвел чикагский психолог Дэниел Саймонс, но теперь вместо девушки между игроками перемещался человек в костюме гориллы. Это явление назвали «слепотой по невниманию».

Другой распространенный феномен — слепота к изменению. Мы можем не заметить изменения, если оно произойдет в момент, когда мы ненадолго отвлеклись от предмета, на котором были сконцентрированы. В эксперименте с гориллой те зрители, которые заранее знали о ней, не замечали изменений цвета занавеса, на фоне которого происходило действие. Также существует слепота к повторению: мы можем не замечать один из двух дублирующих друг друга объектов, например два одинаковых слова подряд в текстовом редакторе — именно поэтому одно из них программа выделяет красным подчеркиванием. И наконец, мы можем не видеть того, чего сами не хотим замечать, — так происходит в случае с баннерной рекламой в интернете.

Фи-феномен

 

Изображение: giphy.com

В 1912 году Макс Вертхаймер опубликовал описание этого феномена. Он заметил, что когда мы наблюдаем два точечных источника света, которые мигают по очереди, то воспринимаем это как перемещение света из одной точки в другую, хотя этого на самом деле не происходит. В психологии в то время считалось, что мы видим только крайние позиции (точка светится — точка не светится), между которыми нет промежуточных действий. Этот феномен натолкнул Вертхаймера на идею, что целое может определять восприятие его частей. Так зародилась гештальтпсихология.

©





Чтобы не пропустить новые статьи, подпишись на сайт:

Для подписки введите e-mail: