…Вопрос клиента, который неизбежно ставит меня в тупик, звучит так: «И что мне теперь с этим делать?»

Этот вопрос задается из состояния бессилия: «Со мной что-то происходит, а я не знаю, что именно…. Мне это «что-то» не нравится, и я хочу, чтоб ты (родитель) меня от этого избавил.

Это состояние тотального недоверия себе, своим чувствам, своей способности справляться со своими процессами. И, как следствие — гигантская надежда на «родителя», который все это решит.

Тогда уж и я впадаю в бессилие, ибо такая масштабная передача ответственности за чужую жизнь мне совсем не по вкусу.

Этот вопрос отражает колоссальный пробел в отношениях с родителем. Колоссальный пробел в отражении им чувств, в разговорах по душам, в доверии — что ребенок может справляться со своей жизнью.

То ли родитель полностью контролировал своего ребенка, не давая ему шагу ступить без ценного указания. То ли, напротив, не замечал в нем ничего, кроме каких-то обязанностей. Никаких переживаний, никаких нужд.

Вот и пугается человек: «Что со мной? Я разлюбила свою работу, что-то неприятное происходит в отношениях с подругой; вдруг стал раздражать некогда уважаемый человек… Все ли со мной в порядке? И что делать с этими чувствами?»

Когда я делюсь с ровесником, человеком своего поколения о какой-то своей неудаче, ошибке, я почти гарантированно услышу: «Ну и о чем ты думала? Разве ты не знала, что….»

Далее следует вывод, который я должна была знать. 
Я, в-общем-то понимаю, что так у многих принято переживать за другого.. 
Но мне неприятно, ибо увещевание совсем не приносит облегчения. 
И я это хорошо чувствую: я много лет потратила на то, чтобы восстановить контакт со своими переживаниями и нуждами..

…Сегодня поделилась со старшим сыном о своей неудаче, ошибке, и услышала: «Ты здорово разрулила эту ситуацию. Смелая ты, горжусь тобой».

Он «возвращает» мне то, что долгое время уже присутствует в наших отношениях…. Я много раз сообщала о своих чувствах, я много раз отражала его чувства… Теперь он сам умеет это делать.

Однако наш с ним диалог еще не закончен. Он растет, меняются его нужды. И мои — тоже. Мы обсуждаем новые переживания, создавая новый опыт контакта.

…- Знаешь, мам. Иногда мне хочется поделиться, но я себя сдерживаю. Некоторые переживания мне кажутся трепом, недостойным мужчины.

Я прислушиваюсь к себе. Я чувствую нежность и трепетность. Мои чувства подсказывают: мне сейчас оказано величайшее доверие. Мой сын поделился со мной.

— Я понимаю, как важно тебе чувствовать себя мужчиной. Думаю, ты прав, мужчина сдержаннее, и лучше владеет своими чувствами. 
Однако и он тоже человек, которому важна поддержка. В близких отношениях без этого не обойтись. Иначе что это за отношения, где приходится прятать свое горе и боль?

Мы сидим какое-то время рядом и молчим. Это удивительное переживание — когда можно рядом просто помолчать, осмысливая то, чем мы обменялись.

Наращивание контакта со своими чувствами — вот мой ответ на вопрос :»Что мне с этим… делать?»

Только так уходят инфантильность, и зависимость от родительской фигуры. Этим же путем взращивается новое качество взаимодействия между людьми.

Автор — Вероника Хлебова

©






Чтобы не пропустить новые статьи, подпишись на сайт:

Для подписки введите e-mail:




Смотрите также: