Вторая жена папы мне не очень нравилась. Было в ней что-то такое… отталкивающее, что ли.

Скупая на эмоции, она даже папе редко ласковые слова говорила, про себя я совсем молчу. Вроде, улыбается, чаем напоит, делами поинтересуется. А какая-то наигранность всё равно проскальзывала.

В детстве я бывала я у них часто. Выходные, каникулы, мамины командировки. Отец вечно работал, и мы с Таней были предоставлены сами себе.

Она старалась относиться ко мне терпимо, насколько это возможно по отношению к чужому ребёнку. Своих детей у них с папой не было. По оговоркам самой Тани было понятно, что дело в ней. Я, наверное, была живым упрёком в её женской несостоятельности.

Закончив школу, я стала видеться с папой реже. Проблема с каникулами с возрастом разрешилась сама собой. Он не настаивал на встречах, я не навязывалась. Мы могли по полгода не созваниваться. Но уж если дело доходило до общения, то папа хотел знать всё о моей жизни.

Лет пять назад они купили квартиру. Продали отцовскую старую, где когда-то жила я с мамой и папой, и взяли недвижку побольше. У Тани была своя квартира, но её манипуляции с квартирами не задели. Мама, узнав об этом, хмыкнула:

— Ну и правильно. Хату твоего папаши перевела в совместную собственность, а сама при своей осталась. Далеко пойдёт.

Папы не стало почти год назад. Об этом я узнала от Тани, которую приспичило со мной серьёзно поговорить.

— Тут и гадать не надо: в наследстве дело. Будет просить, чтобы ты отказывалась, и рассказывать байки, что у тебя нет прав на отцовское имущество, — сказала мама, когда я ей рассказала о звонке Тани. — Ты, главное, её не слушай. Вы с Лёней жениться собрались, вам сейчас ой как деньги нужны. Или вы всю жизнь у меня жить собрались?

Я не решалась на встречу с Таней. Я даже к нотариусу идти не хотела, казалось, это не очень правильно: они с папой там жили, а я заявлюсь и начну что-то делить. Мы с ней при жизни папы были не шибко рады обществу другу друга. А после случившегося, как мне казалось, и подавно никакой радости не будет.

Тогда Таня подкараулила меня после работы. Выбора не осталось, я позвонила Лёне и сообщила ему о Тане, потом мы с ней пошли в кафе разговаривать её серьёзный разговор.

Она будто постарела, хотя мы не виделись месяцев семь-восемь. Осунулась, взгляд потух. Мы провели в кафе от силы полчаса и разошлись. Домой я возвращалась в раздумьях.

Домашние времени зря не теряли: обзванивали всех подряд в поисках денег. Перед мамой лежал листочек с фамилиями и суммами, а Лёня разговаривал по телефону со своим дядей, прося у него взаймы.

— А мы тут тебе деньги собираем, — мама поставила меня перед фактом.

— Дядя десять тысяч даст, записывайте! — скомандовал Лёня, закончив разговор.

— Зачем мне деньги?

— На адвоката! — хором произнесли мои самые близкие люди.

— Зачем мне адвокат?

— Раз Таня тебя выцепила, не поленилась, то дело серьёзное. Вцепится, как клещ, в квартиру. Адвоката тебе надо, чтобы всё, что тебе по закону полагается, до последнего сантиметра отвоевать!

— Отменяй всё, не нужен никакой адвокат, — вздохнула я и рассказала родным о встрече с Таней.

Я ожидала услышать от Тани всё, что угодно, но не это:

— Твой папа хотел, чтобы эта квартира тебе осталась. Оформить он ничего не успел, так получилось. Я хочу, чтобы мы вместе сходили к нотариусу. Ты его единственная дочь. И я откажусь от своей доли в твою пользу.

В кафе Таня молча глотала слёзы и не смотрела мне в глаза. Одной этой фразой она сказала многое: как же сильно она любила папу, раз так легко готова отказаться от нескольких миллионов только потому, что папа хотел оставить квартиру мне. И как она сожалеет, что у них не было своих детей.

— Ой, она ещё сто раз передумает! Лёнечка, поехали за деньгами! — не поверила мама, забрала Лёню и они уехали.

Деньги на адвоката, занятые по всем родственникам и друзьям, лежали у мамы дома несколько месяцев, пока я не вступила в права наследства. Папина вторая жена не обманула.

Мама всё ждала подвоха. А я как вспомню эти поиски адвоката, эти мамины мечты в духе «дочь квартиру разменяет, шубу мне купит», то аж передёргивает — противно. А Лёня?

Разве что слюной не брызгал, обещая прижучить мою мачеху, если она в суд пойдёт, а по вечерам заводя разговор о машине. Да если бы у Тани не было своей квартиры, я бы не стала ни на что претендовать. И даже мама меня бы не заставила.

Знаете, папа всегда говорил, что его первый брак был ошибкой. И сейчас я склонна с ним согласиться. Зато он не ошибся с выбором второй жены.

Таню я не брошу. Наоборот, попытаюсь наладить с ней отношения. Хотя она и съехала к себе, мы всё чаще общаемся.

Может, когда у меня родится ребёнок (не от Лёни, с ним мы расстались, он был полностью на стороне мамы с этой делёжкой), она сможет его принять, хотя бы как внука любимого мужчины?

Несправедливо, что у такой порядочной женщины никогда не будет родных внуков и внучек.

Правду говорят: хочешь узнать человека — подели с ним наследство. У меня было много времени, чтобы принять папину вторую жену.

Жаль, что я решилась на это так поздно. Но ведь лучше поздно, чем никогда?

Запись Как 2-ая супруга отца не стала претендовать на наследство и отдала мне их квартиру

©




Чтобы не пропустить новые статьи, подпишись на сайт:

Для подписки введите e-mail: