Одна девушка выигрывает какой-то конкурс дурнушек, и из нее начинают делать богиню: пластика носа, скул, глаз, губ, груди, липосакция, импланты в щеки, подбородок, в грудь само собой.

У девушки никогда не было бойфренда, она девственница, влюблена вусмерть в смазливого менеджера на работе, который лениво исповедует пикап и чтоб никаких серьезных отношений, а дурнушек он вообще не замечает. И девушка замирает, прокручивая много раз в голове сцену, где она придет к нему вся такая красивая, и оппа – всё будет.

У девушки есть друг детства, и он ее во всем поддерживает, хоть и не одобряет всех этих пластик, говорит ты нормальная девчонка обычной внешности, но ты клёвая, добрая, зачем тебе это всё. А она: у меня мечта, я хочу, чтобы меня полюбили. А он молчит, потому что любит ее, дуру, чуть ли не с пеленок, но это несчитово типа.

Ну и вот она, после перекройки всего, наконец, во всех телевизорах страны, богиня, выступает на женских тусовках, отрабатывает спонсорскую хирургию, несет благую весть формата «девочки, мы — не конечный продукт, мы можем себя улучшать до совершенства, всё возможно, взять хоть меня…» ну и так далее.

«Сама ты продукт, — однажды кричат из публики феминистки, — а мы – люди».

Когда же выдается, наконец, свободная от отыгрывания славы минутка, она идет на свою прежнюю работу, все ахают, а она, умирая от смущения приглашает этого смазливого менеджера выпить в баре. Ну и он нехотя соглашается он охоту любит, а не когда готовое приносят, но тем не менее. Трахнул ее. Это ее первый раз, она трепещет, лепечет что-то про «это я для тебя всё сделала, ради тебя», а он морщится от отвращения и говорит, что все это омерзительно – пластика эта, буэ, смотреть противно, и вообще давайдосвиданья, с ума сошла, какой когда следующий раз увидимся, и этот-то лишний был.

Ну и она, в ужасе прозрения, находит хирурга-нелегала, который занедорого ей вынул все импланты отовсюду, и вернул всё как было потому что это кино, и всё возможно.

А я всё думаю: ужасная какая западня, когда ты хочешь чтобы тебя любили и начинаешь себя прихорашивать, улучшать – чтобы что? Чтобы предъявить себя этакой нагрузкой: нате, любите меня красивую? То есть раньше ныла «меня никто не любит, полюбите меня», потом взялась за себя – ну то есть как взялась, отнесла себя специалистам для улучшайзинга — чтобы в итоге в том же модусе находиться: любите же меня теперь, я более пригодна, ну же.

Этот модус – какая-то бездонная дыра, ее не наполнить. Такого дезориентированного в потреблении человека не насытить любовью, ему всегда мало будет, хоть всего себя ему перелей, от тебя уже шкурка останется, а он все голоден и недолюблен.

Причем эта девушка не сама по себе такая, это ее так развернуло и заклинило, сама-то она норм, и этот друг детства ее любит, потому что помнит ее до этой истерики заполучить себе смазливого менеджера во что бы то ни стало.

Как прихотливо мироустройство, всё-таки, думаю я чуть шире: когда тебе больше всего нужны люди, ты им не нужен в минусовой степени. Похоже и тут работает «эффект Матфея»: имеющему дается, а у не имеющего отнимается.

Но что же им делать – этим несчастным, у которых любовный дефицит, которые вбили себе в башку гвоздь, что у людей есть то, что им нужно – любовь, но почему-то люди не хотят бедняжкам этого дать, значит надо себя еще улучшить-ухудить-унавозить. И снова предъявить для полюбления.

Какая-то дурная бесконечность. Как из нее вырваться бедному душой, когда он не понимает, что таким товаром любовный рынок перенасыщен, что таких сосредоточенных на себе няш, занятых кромешным недовольством собой – тьма, и в эту тьму не хочется даже закоренелому пикаперу.

Потому что неврозный запрос на то, чтобы тебя любили – это на самом деле запрос на бесконечное обслуживание, которое всегда будет не то. Всякий задолбается предъявлять доказательства любви, ему и собой-то пожить некогда будет.

Да вообще, когда тебя не любят – это нормально. Никто не обязан очаровываться тобой, только потому что тебе так захотелось. Ты и сам не знаешь что бы ты делал, если бы всё случалось по-твоему, и все, кто тебе нравился, отвечали бы тебе тем же.

Это гадский глюк: ты ищешь, чтобы тебя полюбили люди, вместо того чтобы искать любить самому. Нет, твое аццкое мучительное залипание на объект вожделения, не означает, что ты любишь. Оно означает, что ты просишься на ручки, чтобы повиснуть грузом.

Пока ты вжился в роль больного цветочка, тебя хочется обходить стороной, потому что ты не про жизнь, ты – про тлен.

И чтобы выбраться из этого амплуа, нужно вернуться в костюмерную, где ты нарыл и нацепил этот наряд, снять его и поискать другой. Там есть. Нашел же ты этот.

И смыть грим, который кажется присущим тебе, и наложить другой – он там тоже есть. Там вообще много всего, необязательно было брать из самой большой кучи.

И если выбрать себе модель «я хочу любить», то тебя поведёт по другим коридорам и выведет к свету.

И не надо вот этого дешевого читерства «я хочу любить и быть любимым», потому что как ищущий находит, стучащему отворяют, так любящего — любят. Любящего, повторяю, а не залипающего на объект в беспомощном цеплянии «полюби меня, ящасумру».

У меня не так давно умер знакомый – крепкий неглупый мужчина, возраст пятьдесят плюс.

Если взглянуть с какого-то ракурса, то можно сказать «умер от любви».

История там такая: сперва он женщине приглянулся, а потом она устала – он был неплохой мужчина, но с большой дозой вязкого ропота в голове, это отравляет. Она все пыталась высвободиться от него помягче, а он всё цеплялся, но наконец понял, что простыми методами ее не удержать, и пошел к «тем кто может». К Тем Кто Может – так писал мне со значением. И Те пообещали, что вернут, но только придется заплатить. Но не деньгами. А, сказали, придется поделиться однажды своей энергией. Много отдать своей энергии. Тогда, сказали, когда потребуется, мы дадим знать. Ты поймешь. А женщину вернем к тебе, это нам несложно.

Заключив с Теми Кто Может что-то вроде духовного пакта, он принялся ждать когда же. Очень верил. Женщина была на тот момент уже очень далека от него и его заморочек, но он на это не смотрел, он верил.

А потом вдруг умер. Скоропостижно. Здоровый был мужчина, спортзал регулярно, без фанатизма, чисто для крепости и красоты. Не стало вмиг.

Эти левые Те Кто Может тут при делах, или просто такой нелепый сценарий – я не знаю.

Я знаю только, что не надо тупо преследовать недающуюся цель. Тем более не надо посягать на чужую волю. Это табу. Да и что бы он делал с возвращенной ему женщиной? Сам-то он остался всё тем же. Подразумевал, что ей мозг перепрошьют заодно?

*

Мир очень большой, и он весь прошит кодами, имманентными нам, но с упорством упоротого мы выбираем те сценарии, чей случайный вызов замечаем первым. От жадности ли, от неопытности или от хватательного рефлекса – не знаю. Может быть, хотеть хоть чего-нибудь – это тоже попытка упорядочить пугающий хаос мира.

Но надо учиться уже отпускать недающееся, благословлять отвергающих, и отказываться от модуса «полюбите меня».

Надо, наконец, догадаться, что ты – целый огромный человек, крепко заархивированный бесценный файл, который хватит уже взламывать не тем ключом. Надо протянуть руку и попросить, чтобы в нее вложили тот ключ.

Тебя услышат.

Лара Галль (Lara Gull)

©






Чтобы не пропустить новые статьи, подпишись на сайт:

Для подписки введите e-mail:





Смотрите также: