Любовь, которая причиняет боль – это не любовь, а болезнь. Как гастрит, кариес и воспаление седалищного нерва. Если в отношениях больше слез, чем смеха – это не отношения, а мазохизм. Если без «него» останавливаются часы, меркнет свет и еще больше замедляется Юпитер – это зависимость. Она ничем не отличается от алкогольной и так же ловко запускает полный апоптоз.

Недавно говорила с тетей и она вспоминала, как муж выбрасывал из макитры вареники в ведро, потому что они оказались с капустой, а не с вишнями. Бил ногами семилетнего ребенка за то, что тот не помыл с улицы ботинки, и регулярно пропивал всю зарплату.

– А что было хорошего? Вы ведь прожили вместе сорок лет.

Она задумалась, посмотрела по сторонам, будто искала подсказку, и шумно высморкалась в платок:

– Я очень любила моменты, когда он возвращался с удачной рыбалки. Неспешно заходил во двор, с гордостью показывал полный садок карасей и смотрел на меня с теплотой. Я так и прожила от одного теплого взгляда до другого.

У моей племянницы новый парень. Девушка похорошела, в движениях появилась плавность, а в глазах – блеск. Сменила джинсы на платья, а рюкзаки на сумки с этническими мотивами.

– Ты его любишь?Она улыбается и складывает из салфетки лебедя:

– Думаю, что нет.

– А почему ты так думаешь?

– Потому что у нас все слишком спокойно, как у пенсионеров. Помнишь, когда я влюбилась в первый раз и похудела на десять килограммов, а потом еще год сидела на антидепрессантах?

Я помнила и мрачные стихи, и нездоровую лихорадку, и постоянное дежурство у телефона. Казалось, с нее заживо сняли кожу и невозможно было прикоснуться ни словом, ни ладонью.

С Верой мы познакомились на мастер-классе по росписи пряников-козуль. Она заметно нервничала и напоминала беспокойную птицу. У нее единственной не получались ажурные завитки, и не застывала глазурь. После занятия, когда шли к метро, рассказала свою историю:

– Я скучала по нему, даже когда он работал в соседней комнате. Ходила на цыпочках и поминутно заглядывала в щель. Мне нравился его профиль и движение пальцев, будто он что-то солил или сеял на грядке. Со временем забросила плавание и перестала ходить по средам в баню. Никогда без него не ела и не ложилась спать. Он злился. Утверждал, что моя любовь ему перекрывает кислород. Душит. А потом просто ушел, а я две недели не вставала с кровати. Любить, как оказалось, очень больно.

Иногда мы почему-то путаем любовь с недугом, немощью и наказанием. Только, если все внутри взрывается, искрит, болит, сводит с ума, парализует, отнимает голос и ноги, натягивает нервы, как струны арфы и минорит настроение – это скорее зависимость, гормоны и невроз. Потому что от любви не худеют, не падают в обмороки и не превращаются в зомби. Не начинают курить, объедаться и терять связь с миром. От любви не глупеют, не превращаются в психов и жертв. Не заражаются синдромом Монро. Не сходят с ума. С дистанции. С орбиты.

Любовь – это когда с человеком хорошо, но и без него не хуже. Просто вместе быстрее достигаются цели. Ярче рассветы. Солнечнее зимы и веселее комедии. Просто в паре намного комфортнее и увлекательнее путь.

© Ирина Говоруха

©






Чтобы не пропустить новые статьи, подпишись на сайт:

Для подписки введите e-mail:





Смотрите также: