Многогранный Льюис Кэрролл: взрослые тайны автора "Алисы в Стране чудес" (Фото)

Для многих поколений детей приключения девочки Алисы в стране Чудес и в Зазеркалье — были лучшими или, по крайней мере, одними из самых любимых сказок.

Последние несколько десятилетий то, что пишут о Льюисе Кэрролле, смущает и разочаровывает. Но, возможно, любовь Кэрролла к девочкам — миф, за которым прятали более постыдную (по меркам его времени) тайну. И даже не просто возможно, а тому есть все свидетельства. В чем же на самом деле был виноват Кэрролл?

Брат своих сестер и сторонник женских прав

То, что Кэрролл предпочитал общество девочек мальчишескому — факт. Сам он вырос в окружении сестер и был единственным сыном своих родителей. Когда подошло время, его послали учиться в интернат, спортивной специализацией которого было регби — не ради спорта, конечно, а просто уровень образования в нем нравился семье Кэрролла. Тем не менее он, книжный мальчик, вынужден был сосуществовать с толпой юных регбистов, которые дразнили его, дрались с ним и, в общем, породили у него определенное мнение о собственном поле и большинстве его представителей.

Удивительно ли, что после школы молодой математик и дьякон предпочитал общаться с девочками и женщинами — тем более, что это считалось более естественным для священника (и менее подозрительным), чем ходить по кабакам с юными студентами или искать мальчишеских компаний (то и другое было популярно среди гомосексуалов и бойлаверов того времени). С девочками притом Кэрролл любил разговаривать о сложных вещах, в личной библиотеке держал книги феминисток, с удовольствием преподавал математику в женском колледже, когда появилась такая возможность, а до того пытался протолкнуть изучение хотя бы цензурированного Шекспира в школах для девочек (да, Шекспир в Викторианской Англии был только для мужчин — из-за обилия скабрезных шуток и непристойных сцен).



Другими словами, Кэрролл мог бы стать любимцем феминисток и оказаться вписанным в историю борьбы за женское образование, если бы не одно но: викторианскую эпоху сменила эпоха психоанализа, после смерти Кэрролла его сестры как следует поработали над его образом, и столкновение этого образа и психоанализа породило гипотезу, которая стала восприниматься как факт. Гласила эта гипотеза, что Кэрролл был педофил и девочек любил совсем не по дружески.

Были ли девочки?

Кэрролл действительно постоянно общался с девочками различных возрастов; с ним порой без пригляда оставляли своих маленьких дочерей чопорные викторианские дамы и джентльмены; он фотографировал девочек полуодетыми или раздетыми вовсе. его любимым словечком — многократно повторяющимся в дневниках — было «маленький дружок», что по-английски звучит очень похоже на «бойфренд» или «герлфренд» и вызывает определенные ассоциации.

Достаточно для того, чтобы насторожиться. Однако стоит учесть ряд деталей, чтобы развеять иллюзию о том, что Кэрролл был исключительно одержим малышками допубертатного возраста.

Для начала, хотя в сети в основном мы видим из сделанных им портретов только бесконечные галереи юных леди, Кэрролл вообще очень активно фотографировал — далеко не только девочек. Просто весь архив его фотопортретов любителей пикантных теорий мало интересует. Девочки, которые общались с Кэрроллом в детстве, спокойно продолжали при случае общение и во взрослом возрасте. На фотосессиях с девочками присутствовали, как правило, их матери. А слово «маленький дружок» он активно применял… К молодым, но очень даже половозрелым женщинам.

Все это, без сомнения, не значит, что Кэрролл не мог испытывать тайной тяги к девочкам. Однако штука в том, что его сестры отчего-то сочли нужным скрывать совсем другое его поведение. Они сочли куда более непристойным как раз общение Кэрролла с «маленькими дружочками» немаленького возраста.

Эротоман, театрал и покровитель молодых особ

Вот гораздо менее известные привычки Льюиса Кэрролла, которые кажутся нам невинными, но которые, по меркам Викторианской Англии, были по-настоящему неподобающими человеку в духовном сане: математик обожал посещать картинные галереи (и подолгу останавливался возле картин, где у женщин была обнажена грудь), был завзятым театралом и любителем романтических пьес (и заводил знакомства с актрисами) и, наконец, постоянно назначал из своего кармана пособия молодым девушкам из театральной и музыкальной среды.

Стоит понимать правильно: нет никаких свидетельств тому, что, общаясь накоротке с актрисами, Кэрролл непременно предавался с ними разврату по гримеркам или посещая их дома; нет также никаких свидетельств и тому, что за поддержку таланта он требовал от девушек интимных услуг. Но викторианские нравы однозначно связывали подобный круг общения и подобные поступки с сексуальной эксплуатацией артисток, так что подобное поведение воспринималось англичанами очень и очень однозначно.

Вероятно, одна из причин, по которой Кэрролл обращался к женщинам «мой маленький дружочек» была попытка как раз отмежеваться от подозрений: Кэрролл старался показать, что, как и полагается духовной особе, ко всем своим многочисленным знакомым женского пола относится исключительно по-отечески. Точно так же по-отечески он постоянно приглашал к себе пожить несколько месяцев девушек от шестнадцати лет и старше — притом с подобным предложением всегда обращался к их родителям, подчеркивая, что только одиночество и желание быть духовным наставником их дочерей лежит в основе его приглашени

Известно, что у него довольно долго прожила дома ставшая известной позже театральная актриса Иза Боумен, которой он, кстати, оплачивал обучение в молодости. Интересно, что в своих воспоминаниях она утверждала, что ей тогда было около одиннадцати — но, стоит сличить даты, и выходит, что она делила кров с Кэрроллом уже оформившейся шестнадцатилетней девушкой (и она приезжала к нему на каникулы до двадцати лет). Просто, исходя из представлений своего времени, по которым дружба с девочками не подразумевала никакого разврата, а вот с девушками — наоборот, актриса вывела и себя, и Кэрролла из-под подозрений.

Но точно ли между математиком и его гостьями не было ничего, кроме духовных и ученых бесед? Возможно, и так, но та же Иза Боумен описывает сцену, в которой так и чувствуется напряжение неразделенных чувств. Однажды она нарисовала карикатуру на Кэрролла. Рисунок вывел его, всегда спокойного, дружелюбного и слегка насмешливого, из равновесия: он покраснел, разорвал рисунок и бросил его в огонь. Как минимум, он принимал то, как на него смотрит эта девушка, близко к сердцу.

Трудно сказать, насколько далеко заходили отношения Кэрролла со вдовами, у которых он порой ночевал, актрисами, которых он спонсировал, и гостьями, которых он целое лето принимал у себя в гостях — но ясно, что, попытавшись спрятать эту сторону его жизни за дружбой с девочками, его сестры породили новый миф и, может быть, навредили образу Кэрролла куда больше, чем его прогулки по картинным галереям с голыми нимфами на полотнах.

©





Чтобы не пропустить новые статьи, подпишись на сайт:

Для подписки введите e-mail: