У нас распадается больше 60 процентов браков. Папаши ищут новых приключений, матерям и так их хватает.

Страна одиноких женщин

…Мы живем в стране одиноких женщин. Это беда, чума, эпидемия. Они бойкие, деловитые, веселые. Они уверяют, что счастливы. Врут. Они очень несчастны. Плачут ночами – тихо, чтобы дети не слышали.

В автобусе разглядывают мужиков вокруг. «Вот этот с рюкзаком – вроде ничего… А этот похуже, но глаза добрые… Вот тот симпатичный, но с кольцом… Черт, мне же выходить!» Выходит. Сегодня выходит, завтра выходит. Всегда. Автобус дымит на прощанье.

Что с ними? Почему одиноки? Они же лапушки, хозяюшки, умницы. Они любому дураку рады: суп нальют, постель заправят, ботинки почистят. Пусть неказистый, с животом и дурацким смехом – лишь бы рядом и не запойный.

Чтобы целовал, гладил по заднице и приговаривал: «Ох, какая ты у меня!» Вот и счастье. Вот и все, что им надо. Пусть сидит, покуривает, свой футбол смотрит. Остальное они сами.

Вот тут и собака зарыта. Они слишком сами. Эти женщины слишком крутые, мужики у нас слишком нежные. Нарушение природной гармонии. Мужики их боятся. Вроде им полный комфорт, а все ж неуютно. Одному намного спокойнее. Наносить визиты раз в месяц: покушать, подремать, ну и так уж и быть – любовью заняться. «Давай ты сверху, а то я очень устал, пока к тебе ехал».

Одинокие женщины никогда не устают. У них топлива больше, чем во всех нефтяных месторождениях страны. Еще бы счастья – простого такого, как в кино, хоть чуточку, на одну ночь. Они много не просят.

У меня мамина фамилия и вырастила меня мама – на зарплату младшего научного сотрудника, печатая на машинке «Эрика» халтуру по ночам, чтобы купить мне коробку любимого зефира в шоколаде. Оставляя каждое утро записку: «Заяц, суп в холодильнике. Не забудь позвонить, когда придешь из школы!»

Мамы уже двадцать лет как нет на свете, ее «Заяц» ­– седой, но до сих пор слышу стук этой машинки. Кстати, мамина «Эрика» у меня, не могу же я выбросить нашу старушку, «кормилицу», с полустертыми буквами на клавишах. Бывали у мамы ухажеры. Помню какого-то толстого интеллигентного дядю Петю. Приходил, посмотрел вокруг, покушал. Исчез.

Дядя Петя, где ты, козлина? Тебя плохо обслуживали? Чего испугался?

Потому и крикливые феминистки в нашей стране – как бананы на снегу. Нелепые создания. На кой хрен феминистки там, где любая женщина круче, чем яйца у коня Медного всадника?

И ничего никогда у нас не изменится. Одинокие женщины будут веками смотреть «Москва слезам не верит» и ждать чудо-Гошу.

Стареть и плакать ночами.

А с утра прибегать на работу: «Привет! Что все такие мрачные?» Одинокие женщины – вынужденные пассионарии. Атланты с маникюром. Вся страна на них, хотя побаливает к вечеру Уральский хребет.

Они мечтали бы стать томными и капризными: «Ой, мне чашечку кофе в постель» – да кто ж им даст?

Автор: Алексей Беляков

©










Смотрите также:



newbeautybox