В последнее время социальные сети бомбит темой проституции. Если изложить инфоповод кратко: последним желанием неизлечимо больного мужчины было сексуальное обслуживание. И он его получил.

Наш колумнист Дарья Королькова написала о самом стигматизированном ремесле: о проституции.

Триггером стала выложенная кем-то запись выступления на TED — мировом проекте, когда в одном медиапространстве собираются люди, готовые поделиться своим уникальным опытом в любой сфере.

Чего люди хотят перед смертью? Хотят селедки, хотят покурить. Недавно парень один с рассеянным склерозом, он… женщину захотел. Но на самом деле нет ничего невозможного для руководителя учреждения (смех в зале), если пациент хочет — можно и женщину обеспечить. Прекрасная женщина, не раз еще к нам придет, я уверена. (Громкий одобрительный смех в зале.)

Тема не нова. При всей абсурдности, но общество умудрилось осудить даже актрису Кэмерон Диас, когда та проигнорировала просьбу об оральном сексе для умирающего мальчика.

И это не уникальный случай, когда «работу» по обслуживанию мужчин сексуально считают совершенно обычной, ничем не отличающейся от других работ.

Я очень хочу посмотреть в глаза людям, которые так думают. Понимают ли они, что фактически одобряют продажу одного человека другому? Что фактически им нравится рабство, им нравится считать себя выше других и приобретать удовлетворение своих потребностей от другого человека? Хотя вряд ли они считают проституток людьми.

Секс можно получить по взаимному согласию

Мы не в пуританском обществе живем, и получить секс сегодня — вообще не проблема. Куча людей любит заниматься сексом, с удовольствием занимается сексом и ищет партнера для хорошего секса. (Отдельная грусть и тема для другой колонки — это массовая убогость мужчин в плане доставления женщинам сексуального удовольствия, но сейчас не об этом). Зачем они это делают? Потому что секс — это удовольствие. Это приятно, это здорово, это приносит радость. С одним лишь важным уточнением: если все взаимно.

Возьмем самый страшный пример: изнасилование. В его основе — секс. Получение одной стороной секса при нежелании секса другой стороной. И за подобное сажают в тюрьму (я намеренно опущу девять кругов ада, которые предстоит пройти любой жертве, иначе этот текст разрастется до масштабов диссертации), но тем не менее.

Что принципиально меняется с проституцией? Проститутка хочет своего клиента? Нет. Ей платят? То есть, по сути, это узаконенное изнасилование, в котором жертве предлагается материальная компенсация.

Давайте примерим, как говорится, на себя. Вот если на улице остановить 10 человек, вы с каждым из них захотите заниматься сексом, даже если самого секса вам очень хочется? С любым — с любым? Любого роста, веса, запаха, трезвым или пьяным, агрессивным или тупым, с вонью изо рта или прыщами во всю рожу? Вам правда будет все равно? А если он вам заплатит? Все равно нет? Странно…

Несложно сделать вывод: к проституткам ходят ущербные мужчины. Они не умеют и не хотят завязывать ни к чему не обязывающие отношения. Они не умеют знакомиться и общаться. Возможно, у них есть сложности с интимной близостью, физиологические дефекты, плохая техника или неспособность чувствовать партнершу. Нет, все у них нормально, просто нет времени? Расскажите же им про «Тиндер». Лень тратить время на ухаживания? Они в курсе, сколько девушек и женщин ищут именно приятный секс, без походов в театр и поездок к маме на выходных?

Признавая проституцию «просто работой» вы фактически признаете секс ресурсом, принадлежащим женщинам, которые вынуждены им торговать, но при этом оставаться осужденными за это. Потому что сексуальная женщина — шлюха, а несексуальная никому не нужна, и это замкнутый круг: любишь трахаться — не смей зажимать ресурс, делись! Трахайся со всеми! Фу, противная грязная баба, уйди. Ты продаешь секс, который мне нужен, и который я хочу купить. Поэтому ты — дно.

Мм, а не ты ли дно, милый, если кроме как за деньги, с тобой никто не спит? Подарить зеркало?

Проституция — не добровольный выбор

Если секс неугоден второй стороне — это плохо. Тут вроде бы все очевидно. Но проститутка же сама решила заниматься именно этим? Именно так считают многие, наверное.

Может ли хоть одна женщина осознанно, будучи в здравом уме и сознании, хотеть, чтобы ее трахал потный урод с кривым маленьким членом? Может ли хоть одна женщина сказать, что ей на самом деле все равно, каков ее сексуальный партнер, и ей одинаково приятно заниматься сексом с любым обладателем окаянного отростка?

Вы когда-нибудь задумывались, ЧТО должно было произойти с девочкой, чтобы она, подрастая, была уверена, что единственное, чем она ценна в этом мире — это наличие в ее теле нескольких отверстий для засовывания туда куска чужой плоти?

«Не каждую изнасиловали» — очень может быть. Но в самой этой фразе вы — вот вы — не слышите: «А раз уж изнасиловали, то все равно порченая, туда ей и дорога»? То есть вам кажется нормальным, что единожды подвергшаяся насилию женщина — в принципе уже почти проститутка, и это никого не удивляет? В таком случае вы готовы публично сказать, что любая недевственница готова спать с любым (прямо зациклилось как-то) мужиком, а изнасилованную единожды можно насиловать всю жизнь, что ей терять, да?

А если ее не изнасиловали физически, а довели до полного морального разложения, то это же были не вы, правда? Значит, вам можно ей и присунуть, а что, она все равно уже поломанная. Негодная. Так? А если так, вы понимаете, что вы готовы платить за секс с убогой поломанной бабой, потому что это все, что вам светит в этой жизни?

Проституция — это про власть

Тот умирающий парень, при всем моем сочувствии и трагичности ситуации, я уверена, понимал, что наемная проститутка пришла к нему не потому, что ее восхитил его внутренний мир или внешность. Человеческое достоинство — это право купить секс? То есть достоинство в этом мире есть только, простите за каламбур, мужское?

Представьте, что на месте парня — умирающая женщина, и ей напоследок хочется горячего мачо. Как думаете, привезли бы?

Этот парень не был желанным. А его трагедия — не повод забывать о человеческом достоинстве женщины. Ее достоинство кому-то важно? И это все не про власть? А про что?

Каждый клиент любой проститутки знает, что она просто предоставляет ему в распоряжение свое тело, согласно тарифу и оплаченному времени. Он ей безразличен, чаще противен, она мечтает, чтобы он побыстрее ушел или отпустил ее. И тем не менее. Это не про власть?

Ты меня не хочешь, но я дам тебе денег, и ты изобразишь то, что я оплатил — это не про власть?

Чувства, мнение, ощущения второй стороны кем-то принимаются в расчет?

Почему бы мужчинам не поработать в этой сфере

А когда вы говорите о легализации, вы на самом деле представляете себе картину, когда жрица любви смотрит на фото потенциального клиента, просит встречи с ним, оценивает экстерьер, интеллект, физиологические особенности, а потом говорит — нет, я с жирдяями с небритым пахом спать не буду? Потому что, простите, если мы будет называть это работой, то это процесс обоюдного выбора. А не в одну сторону. Нет? Так не нравится?

Тогда давайте создадим дома удовольствий для женщин, где мужчины будут накачиваться виагрой и удовлетворять (нет, на самом деле, а не просто туда-сюда) любых женщин, которым захотелось секса. Пусть туда идут работать все те смеющиеся, пусть они дарят людям радость, это же так здорово! Легко и просто!

А ответ на вопрос, с кем же заниматься сексом тем, у кого не получается найти пару по симпатии, у меня есть.

Ни с кем.

С правой рукой, с секс-игрушками, но никто не должен иметь права купить чужое тело для своих утех. Даже на смертном одре. Так будет легче и проще.

Дарья Королькова

©





Чтобы не пропустить новые статьи, подпишись на сайт:

Для подписки введите e-mail:




Смотрите также: