Я тут ехала на такси из одного города — в другой. Ехать — час.

Таксисту в пути хотелось поболтать, а мне — поработать. Он попытался рассказать мне парочку историй о том, какие ему попадались клиенты — один приставил нож к горлу, у второго прямо в машине случился инфаркт.

— Это очень интересно, — вежливо сказала я. — Но мне надо срочно дописать текст, я так рассчитывала на это время в пути, что смогу потратить его на работу, не обижайтесь, ладно?

— А что вы пишете? А где почитать?

Я односложно ответила ему, и погрузилась в работу, всем своим видом показывая, что я занята.

Он расстроился, было видно, что ему скучно.

У меня с собой была моя книга, я решила, что подарю ему ее, когда доедем, а то она в чемодане, а чемодан — в багажнике.

Это будет компенсация за отсутствие живого общения.

Через час мы приехали. С меня — 1700.

Я даю две тысячи и говорю: «Сдачи не надо». Он доволен, спасииибо, говорит.

Сама при этом я лезу в чемодан за книгой.

И тут он спрашивает:

— А книги у вас для меня в подарок нет? Ну, раз вы писатель? Просто я люблю полезные контакты. Вот стоматолога вез, взял его телефон, он мне потом зуб дешевле сделал. Потом тетку с тортом вез, взял телефон, она мне потом сыну торт за полцены испекла. У меня весь телефон — в полезных людях. Каждый человек, он чем-то может быть мне полезен. Так и записываю: «Люся стоматолог», «Зина торт».

— То есть ты монетизируешь знакомства?

— Да. А что плохого?

— Ну, в принципе, ничего, — сказала я, моя рука уже нащупала внутри чемодана книгу, но я вдруг перехотела ее дарить.

Парень хочет монетизировать знакомство со мной, щедрых чаевых ему не достаточно, небось думает: «С паршивой овцы хоть шерсти клок».

Я люблю быть щедрой, но добровольно, а не принудительно: мне не в кайф дарить то, что выклянчили.

— Прости, у меня нет книги с собой, — сказала я.

И подарила ее через 20 минут девочке-официантке, которая смогла меня рассмешить, сказав в лоб, что я — красивая, и в ответ на мое недоуменное от неожиданности лицо, добавила: «Это комплимент от шеф-повара».

Я ходила на встречу одноклассников, и мне там было не комфортно. Мы тогда «хвастались» кто-где, и кто чего добился.

Вот Леха, он работает в банке. На него все набросились с вопросами про кредитные ставки и льготные программы, и вообще попытались понять, чем он может быть полезен.

Записали: «Леха банк».

Вот Лена, она работает в паспортном столе, может принять без очереди.

«Лена паспорт».

Вот Викуся, у нее турагентство, может горящий тур подобрать, ваще за копейки.

«Вика отдых».

Я в тот момент работала чиновником в железнодорожной сфере, в отделе кадров. Ксерила чужие трудовые книжки. Что с меня взять?

Мне стало стыдно за себя и за то, что я — в глазах одноклассников — лох. Отвечая на вопрос о месте работы, я назвала свое федеральное агентство, и кто-то спросил:

— О, а через тебя же билеты можно доставать дешевле, да?

Я не успела возразить, и почти все мои одноклассники записали меня как «Оля — жд-билеты», хотя я работала не в железнодорожной кассе, и никакими преференциями в вопросе билетов не обладала.

У нас менталитет такой — мы дружим, используя.

Типа, «что я могу с тебя взять»? Что мне дает дружба с тобой? Достаточно ли ты выгодный друг?

Многие смотрят на друзей как на возможность получить скидку в их салоне красоты, бесплатно поесть в ресторане, сходить в театр на халяву.

Ну почему? Почему мы считаем, что дружба — это брать?

Дружба — это отдавать.

Вот у меня символ дружбы — мой кошелечек со скидочными картами.

У меня много друзей, открывших свои бизнесы. Они дали мне скидочные карты в их салоны/рестораны/центры, где я могу обслуживаться по тарифу персонала.

Образно говоря, если это ресторан, то я могу есть там по себестоимости блюд, без наценок, как внутренний сотрудник ресторана.

У меня есть эти карты, потому что друзья любят меня. Но и я их люблю. Поэтому я хожу к ним в рестораны/салоны/центры, но никогда не пользуюсь этими скидочными картами. Я не хочу паразитировать на дружбе, я хочу быть обычным щедрым клиентом.

Дружить и использовать — это не синонимы. Я не выбираю друзей по степени полезности.

Мне нужны друзья совсем для другого.

Чтобы любить их, уважать и восхищаться. И Чтобы вместе хохотать, что-то обсуждать и секретничать.

Чтобы знать, что они у меня есть, и они — мой капитал. Я его монетизирую в ощущение надежности, защищенности и внутреннего знания, что у меня есть люди, с которыми я, если что, пойду в разведку. А они — со мной….

Как вы думаете, как вы записаны у своих друзей в телефонах?

Запись Недружба…

©




Чтобы не пропустить новые статьи, подпишись на сайт:

Для подписки введите e-mail: