Для кого-то это песни детства, для кого-то молодости цветущей, но знают их многие из нас. Едва ли один вечер или радио-трансляция 90-х обходилась без простых романтичных слов: «Желтый дождь стучит по крышам, по аллеям и по листьям…», «Льет ли теплый дождь, падает ли снег…», «Быть может, ты забыла мой номер телефона…», «Говорят, что некрасиво, некрасиво, некрасиво отбивать девчонок у друзей своих…».

Незамысловатые и душевные, они отличались от эстрады того периода, полной патриотическими песнями. Однажды автор этих строк исчезает.

Как оказалось далее — уходит в монастырь… Как так произошло?



Онегин Гаджикасимов появился на свет в Баку в год столетия со дня гибели А.С. Пушкина (1937). Его семья — аристократического происхождения. Мать, обожавшая русскую литературу, дала ему столь оригинальное имя, Онегин (не трудно представить, кто был ее любимым персонажем).

Онегину от матери передалось безграничное уважение и любовь к литературе. Поэт превосходно владел русским языком, и в 1954 году с первой попытки стал студентом Литературного институт им. Горького в Москве.

Будучи обаятельным красавцем-жизнелюбом, он обладал чарующей энергией.

Иногда его считали «баловнем судьбы». Он непринужденно рифмовал любые фразы, что вызывало восторг и уважение среди представительниц прекрасного пола и друзей. Он как истинный восточный джигит знал толк в вине, женщинах и прекрасно готовил. не Перед его обаянием трепетали сотни поклонниц.

По окончании горьковского института Онегин работает, готовит выпуски передач об отечественной и зарубежной эстраде для выпусков на Всесоюзном радио. Трудится самозабвенно. А ночами пишет стихи. «…По ночам в тиши я пишу стихи…» звучит весьма автобиографично.

60-е – времена больших баталий о качестве массовой музыки. Официальная Советская эстрада с ее сдержанной манерой исполнения, официальными костюмами и высоконравственными текстами о вечном стали непробиваемой стеной для простых и понятных обывателю текстов Онегина.

С Запада уже во всю веет ветер перемен в музыкальной стихии, бушует битломания.

Гаджикасимов и товарищи-музыканты ищут новое звучание и берут курс на то, что в результате стало прообразом русского популярного шоу-бизнеса. Тогда, пытаясь привнести в массовую музыку новых веяний, они и не предполагали, что их искания выльются в истоки российской поп-музыки.





Из-под пера Гаджикасимова выходили добрые и искренние стихи о любви, и равных в этом среди поэтов-песенников ему не было.

Вскоре он становится широко известным поэтом, в сотрудничестве с самыми лучшими композиторами — Арно Бабаджаняном, Александром Зацепиным, Давидом Тухмановым, Юрием Антоновым пишет песни, которые исполняют популярные певцы — Валерий Ободзинский, Муслим Магомаев, Олег Ухналев, а также вокально-инструментальные ансамбли – «Веселые ребята», «Синяя птица» и другие.

Без песен Гаджикасимова не обходился ни один концерт, они слышались из окон многих домов.

«Эти глаза напротив», «Алёшкина любовь», «Восточная песня», «Дождь и я» и ещё многие-многие другие любимые песни, и все их написал Онегин Гаджикасимов, работал он очень продуктивно…



Пластинки с его песнями выходили огромными тиражами, достигшими к концу 70-х годов почти 16 миллионов. Такого еще никогда не бывало! И, тем не менее, они не залеживались на прилавках, людям приходилось выстаивать за заветной пластинкой долгие очереди.

Его гонорары от огромных тиражей вызывали зависть коллег и настораживали дирекцию, пытающуюся загнать поэта в привычные рамки – «Не выделяйся».

Многих деятелей от культуры возмущали эти его столь любимые в народе “вульгарные песенки-однодневки”.



В 1971 году маститый поэт Лев Ошанин в газете «Советская культура» разразился грозной статьей. В ней партийный песнописец обвинял «горе-поэта» Гаджикасимова в том, что его стихи примитивны, косноязычны и совсем не обогащают людей духовно.

Гостелерадио СССР в те времена возглавлял Лапин, которого за глаза называли «Инквизитор». За время своей работы он фактически выжил с эстрады всю лирическую задушевную музыку. Все то, что, по его мнению, не прославляло СССР. Исполнители и авторы были разделены им на приближенных и отвергнутых. Многих тогда перемололи идеологические жернова.

После этой статьи в «черный» список попал и Гаджикасимов.

По приказу «инквизитора» его уволили с работы, размагнитили записи. На концертах перестали звучать его песни, а, если и исполнялись, то без упоминания автора слов.

Но его песни продолжали жить.

Кроме того, он переключился на переводы зарубежных песен, которые тогда начинали появляться в эфире. И это у него неплохо получалось. Благодаря его переводам, зарубежные песни подхватила вся страна. И снова успех.

Но постепенно к середине 80-х появилось все нарастающее ощущение, что в его жизни как-то все идет неправильно. Вроде всего добился – славы, признания, благополучия, а что дальше? Да и время было такое, когда все идеалы рушились и сгорали. Многие тогда не выдержали и сломались.

«Есть преступления хуже, чем сжигать книги. Например – не читать их» (Рэй Бредбери)

Возможно, вспомнив об этом, Онегин достал с полки давно пылившуюся там Библию, книгу, которую так и не прочел.
Осилил Библию он за три дня и три ночи, буквально впитав ее в себя. После чего на несколько дней ослеп. Но эта слепота дала ему толчок к внутреннему духовному прозрению.

«Господи, я прихожу к Тебе во имя Иисуса Христа. Ты видишь сердце мое. Оно пленено духом уныния. Я признаюсь Тебе, что согрешил, когда допустил этот нечистый дух в свое сердце. Я не могу, Боже, сам избавиться от него. Очисти меня, Боже. Освяти Духом Своим...».

В одночасье тот «мир искусства», в котором он блистал, стал для него пустым, ненужным и неинтересным. И Онегин оставил этот мир. Ушёл, никому ничего не сказав…

В 1985 году, приняв окончательное решение, уехал из Москвы. И в небольшой сельской церквушке крестился и принял православие. Он давно уже любил Россию и считал себя русским, как по душе, так и по культуре.

А спустя три года, окончательно расставшись с мирской жизнью, в Оптиной пустыни постригся в монахи, получив новое имя Силуан. Был ему тогда 51 год.

Он много проповедовал, послушать его люди съезжались с самых разных мест.

Отец Силуан вызывал необыкновенное доверие к себе, и люди к нему тянулись. А он учил их простым истинам — любви и милосердию, укрепляя их в вере.

О своей прошлой жизни старался не вспоминать, считая ее потраченной впустую. И никому о ней не рассказывал.

Спустя еще некоторое время отец Силуан стал иеромонахом, и был наречен именем Симон («Услышанный «).
Оставив по каким-то причинам Оптину пустынь, но оставаясь светлым и одухотворенным, он поселился в подмосковной глуши недалеко от церкви и целые дни проводил в молитвах. Люди, прослышав о нем, потянулись туда, стали приходить за советом…

30 июня 2002 года отец Симон, завершив свой земной путь, ушел из этой жизни.

По материалам kulturologia.ru

Запись Одна жизнь — две судьбы: Почему знаменитый советский поэт-песенник стал жить в Оптиной Пустыни

©





Чтобы не пропустить новые статьи, подпишись на сайт:

Для подписки введите e-mail: