Вспоминается мне частенько песня Пугачевой: «Как-будто что-то знаешь, чего не знаю я, какая же молодая, девочка моя…»

Скажу так, я четко знала:

1) Когда муж стал присматриваться.

2) Когда начал контактировать.

3) Когда уже изменял по полной.

Я же прожила с ним больше 25-ти лет, могу с легкостью угадать настроение по походке, знаю, когда поругался с шефом, когда чуть употребил с приятелями, когда у него идеальное настроение, чтобы что-то просить. Я знаю своего мужчину.

И когда я поняла, что уже не смогу удовлетворить все его потребности и интересы, то у меня было два пути:

— Развод;

— Смирение

Развод я не хотела, потому что менять жилье, привычки, погружать в свое положение дел близких и друзей. Лет мне уже 45, собственно, мозги есть на то, чтобы рассмотреть смирение. Нагуляется в итоге, а я буду островком спокойствия и благоразумия, потом вместе встретим старость. Кидать можно в меня с укором фразы, что я не уважаю себя, что нет чувства собственного достоинства, а у меня есть свои цели, поэтому я пошла по пути смирения.



Все было хорошо, довольный своими сексуальными успехами муж всеми способами старался вести себя дома заботливо, внимательно. Пока не случилось у него что-то с барышней его. Стал раздражительный, искать поводы поругаться, а я умная, не давала поводов. Но поняла, что, скорее всего, дама сердца стала требовать большее. И тут я пошла в магазин, купила печенье к чаю, пошла к ней домой.

Выследила мужа я давно, когда еще думала, что выбрать. Через соседей узнала имя любовницы. Сейчас эта информация пригодилась. Стою у дверей.

— Кто там?

— Ольга, это Вера, жена Игоря, нам надо поговорить.

Что сказать, у мужа прекрасный вкус. Стройная, приятная, но уж больно молоденькая, от силы лет 25-27. Смотрела на меня с ужасом, вероятно думала, что я пришла за мужа бороться. Я-то всего лишь зашла поговорить.

— Ольга, ставь чайник, что же мы не родные друг другу? Я вот и печенье купила, давай нормально обо всем поговорим, раз у нас столько общего.

К девушке постепенно стала возвращаться способность говорить и двигаться. Она приоткрыла дверь, чтобы я могла пройти, предложила тапки. Проводила меня до кухни, а погладила ее кошку, потом мы сели говорить.

— Простите…

-Оль, я к тебе не ругаться пришла. Хочу, чтобы все было, как раньше, когда ты его радовала. И он возвращался домой довольный, а я жила в мире и покое. Я думаю, что ты устала от положения любовницы, это я понимаю, хочется семьи, деток, но ты же понимаешь, что у него дочь твоего возраста, что уже внук есть, он и злится ходит, потому что не хочет этого всего, а ты давишь.

— Он сам сказал, что уйдет со временем от Вас, еще раз простите. Мне трудно такие разговоры так спокойно вести, как Вы.

— Не переживай, я о тебе с самого начала знаю, желания воевать нет совсем. Я помочь тебе да себе хочу. Смотри…

Я показала ей фотографии мужа в молодости, какой спортивный и красивый, с детьми на руках, с подросшими детьми. Отмечала фотографии, где ему 20, 25, 30, 35 и так далее до текущего, а потом показала фото, где его отец, там несколько фотографий с моими детьми, потом, когда ему чуть за 50.

Запись «Оленька»-как я ходила с печеньем к любимой моего мужа: сначала она была не рада

©





Чтобы не пропустить новые статьи, подпишись на сайт:

Для подписки введите e-mail: