Картинки по запроÑу sartre mitad victima mitad complice

Диалоги с профессором Бондаренко

— Александр Федорович, что происходит сегодня с традиционными ролями мужчины и женщины?

— Мы переживаем крах иллюзий, женщины теряют веру в спутников жизни. Ведь мы сейчас говорим не просто об изменении ролей мужчины и женщины, мы уже подошли к проблеме переструктурирования семьи. Вспомните устои православной культуры: муж в семье — глава, жена — его помощница. После 17-го года все рухнуло, произошла деформация: женщину искусственно поставили на место мужчины. Поскольку Сталин был отцом всех народов, то роль мужа как бы упразднялась, ведь двух отцов не может быть. Обратите внимание: в планировках советских квартир у мужчины даже нет своего места! У женщины — кухня и гостиная, у ребенка — детская. Ну, спальня еще. Понятие «кабинет» осталось там, в буржуазном прошлом, и возрождается только сейчас. Советская власть лишила мужчину авторитета. Помните: Павлик Морозов, сын за отца не отвечает и т.д.? Предать собственного отца — это же культурный феномен! Семья для этого должна быть не просто ранена, а изуродована большевистским топором.

— По идее, если в нашем обществе так сильны традиции патернализма, женщина должна была после разочарований в отцах-правителях воспитать вождя из собственного мужа.

— А вместо этого она сама становится вождем. В собственной жизни. Руководит, зарабатывает деньги, меняет колеса в своем автомобиле, воспитывает детей. Та, которую мы, восхищаясь, называем «бизнес-леди», — на самом деле советский феодал-директор, только в юбке. Кто-нибудь видел жен «красных директоров»? Нет, потому что они реализовывали компенсаторное желание задавить супругу, отодвинуть ее на второй план. Сегодня же мужчины с легкостью разрешают женщинам теснить их, с удовольствием отходят на второстепенные позиции. Растет и ширится контингент, который я называю «мужчины-охранники». Обратите внимание, сколько у нас появилось молодых ребят — крепких, здоровых, которые, прошу прощения, ни фига не делают! Просто сидят где-нибудь в магазине или офисе и ничем не занимаются. Они проедают свою жизнь. «Охранники» — это ведь я условно назвал. Розовощекие, холеные, упитанные мужчины, создающие видимость деятельности и собственной значимости, могут быть «охранниками» и на других должностях.

Меня как психолога пугает, что по-настоящему ответственных мужчин, готовых решать проблемы семьи и государства, я, к сожалению, вижу очень мало.

— Феминизация сильного пола — это общая тенденция. А как каждый конкретный мужчина уходит от решения проблем?

— Первое — чтобы не решать проблему, мужчина просто заболевает. «Что вы хотите от больного?» Это так называемый психосоматический уход от ответственности. Второе — мужчина занимается псевдодеятельностью: «Ну я же что-то делаю!» Третье — инфантилизация: «Сюси-пуси, все хорошо, никакой проблемы нет». Четвертое — алкоголизм: «Я был пьян, я не мог помочь». Есть еще и пятый, самый страшный компенсаторный механизм, признак крайней беспомощности — уйти в агрессию. В этом состоянии мужчина — разрушитель. Он уничтожает семью, бизнес, идет войной на соседнее государство и рушит его тоже. Только бы не решать свои проблемы.

Из интервью 2003 года

Фото: Родни Смит

Бондаренко и Петкова

©






Чтобы не пропустить новые статьи, подпишись на сайт:

Для подписки введите e-mail:




Смотрите также: