Юлия Верклова анализирует феномен женской солидарности.

Даже не надейтесь: это статья не про феминизм. Феминизм — это социально-политическая солидарность, а не женская. Если, например, ты веришь, что счастье женщины в борщах и детях, то в феминистическую солидарность уже не впишешься, несмотря даже на половую принадлежность.

А вот, допустим, ты думаешь, что счастье женщины в карьере и труде, а твоя свекровь — что в борще и детях. И вы идейно вовсе не близки. Но тут твой муж (ее, соответственно, сын) собрался тебе изменить с какой-нибудь феей домашнего очага… Теоретически свекровь понимает, что мальчику хочется ласки и котлет. Но она первая стукнет твоего мужа половником по башке и встанет на твою сторону. Я не выдумываю: в ближнем круге история была — невестка с внучкой остались при бабушке, а сын был изгнан. Боюсь, в случае чего я — при всей своей любви к детям — поступила бы аналогично. Просто девочек нельзя обижать, и все.

Заместительная солидарность

Женская солидарность существует для того, чтобы любая из нас в любых обстоятельствах могла обойтись без мужчины.

Давным-давно, когда моему старшему мальчику едва исполнилось 2 месяца, его отец устал и ушел (забрав из холодильника всю еду, потому что меня содержать он не обязан, а ребенка я кормлю грудью). С одной стороны, я даже обрадовалась, потому что дальше жить с абьюзером не было сил. С другой — запаниковала: а на что жить-то? И как растить ребенка без отца?

«Ушел? — спросила по телефону Наташа, с которой мы обычно вместе катали коляски. — Отлично! Поехали с нами елки смотреть?» И мы: я, Наташа, наши дети и Наташин муж — поехали по ночной Москве рассматривать свеженаряженные елки. Мы так и ездили вместе по всем культурно-развлекательным условно-детским мероприятиям почти два года — пока я снова не вышла замуж.

Лена — ее сын был ровно на год старше моего — привезла мешок детской одежды, закрыв таким образом брешь в моих финансовых планах. Таня согласилась присматривать за моим мальчиком, пока я бегаю на работу…  А потом мы всей толпой вот так же подстраховывали Анечку, потому что у нее тоже устал и ушел муж.

Мужчины всякие бывают: они приходят и уходят, они презирают законы (особенно об алиментах) и попадают в больницы. И брать на себя в одиночку все, что бросил мужчина, — тяжело. А не в одиночку — очень даже можно. В том и заключается женская солидарность.

Мужские версии

Мне вообще трудно браться за такие темы: одни мужики в доме, обсудить не с кем.

Младший ребенок сказал, что женская солидарность — это когда ты позвал девочку гулять, а потом вышла ее подружка и тоже позвала. И девочка пошла с ней, а не с тобой, потому что девочки вообще любят демонстрировать, что подружки им важнее, чем мальчики.

Старший ребенок у меня человек будущего по степени своего либерал-демократизма. Он сказал, что писать именно про женскую солидарность, игнорируя при этом солидарность веганов, солидарность байкеров, солидарность людей 2000 года рождения и солидарность рыжих — совершенно немотивированная дискриминация.

Муж спросил: «Вот у тебя есть близкие подруги?» А у меня нет. Мне кажется, понятие дружбы вообще размывается, когда появляются семейные обязанности. У мужа, однако, есть близкие друзья — те, с которыми он ругает начальство, играет в бильярд и вспоминает юность. И на этом основании он сделал вывод, что мужская солидарность существует, а женская — нет. Но я на этом же основании сделала ровно противоположный вывод. Где были его друзья, когда он лежал в реанимации, весь обвитый трубками, собирался умирать? А нигде! Никто из них мне даже не позвонил.

Чего не скажешь о знакомых и малознакомых женщинах, которые мне даже не были подругами: бывшие и настоящие коллеги, деловые партнеры, мамы одноклассников моих детей, мои бывшие однокурсницы, виртуальные френды из фейсбука — внезапно оказалось, что вокруг меня очень много людей. Это была чисто женская солидарность.

Чисто женская солидарность

В первые два воскресенья после катастрофы (после того, как мужа погрузили в кому) я чувствовала себя зайчихой из мультика про мешок яблок. Помните? Зайчик не пришел домой, зайчата боялись и плакали, а в дом постоянно заявлялись разные другие звери и приносили дары садов и огородов. Наша квартира была буквально завалена яблоками, капустой, картошкой и морковкой.

А потом мне позвонила… Ну, хорошо, давайте скажем подруга — кто же еще.

Она спросила: «Какая тебе помощь нужна?»

Я ответила: «Никакая». В моем представлении, на тот момент вся помощь зависела от главврача и от высших сил. «Что значит никакая? — наехала подруга. — А еду приготовить? С детьми погулять? В квартире убраться?» И она отправила ко мне помощницу по хозяйству.

Одна пиарщица, с которой мы до этого работали, стала меня раз в неделю вывозить в магазин на продуктовую закупку. А мамы одноклассников старшего сына забирали гулять обоих моих детей, пока я ездила в больницу к мужу… Обнаружив мое долгое отсутствие в соцсетях, мне позвонила беременная коллега: «Мне все равно в декрете делать нечего, — сказала она. — Давай я буду редактировать (бесплатно, разумеется) тексты, которые ты не успеваешь». Я, конечно, не дала. Но само предложение перевернуло мое сознание.

Окончательно добил звонок от бывшей жены моего мужа: «Привет. Мне рассказали. Денег нужно? А чем еще помочь?»

Из ниоткуда возникло большое содружество женщин (не знакомых между собой раньше), и они поштучно разобрали все мои обязанности, дав мне возможность сосредоточиться на главном.

Когда уже все хорошо закончилось, одна из них сказала: «Ты герой, я бы не смогла так, как ты». Я ответила: «А я бы не смогла так, как ты: я-то за своего мужа сражалась, а ты за моего!»

Юлия Верклова

©





Чтобы не пропустить новые статьи, подпишись на сайт:

Для подписки введите e-mail:




Смотрите также: