1.КАК ТЫ?

Если кто вдруг забыл, нормальные люди в обиходе спрашивают «Как дела?» Гештальтисты же вопрошают: «Как ты?»

3043090

Вопрос «Как дела?» обращён к мыслям и охватывает интерес к прошлому. На вопрос «Как дела?» люди обычно со всей широтой славянской души минут на сорок начинают рассказывать обо всех событиях, предшествующих дню встречи с тем, кто спросил «как дела». Иногда мы цедим сквозь зубы «хорошо» или «норм»… И это все – о чем угодно, но ни о себе самом. А вот «Как ты?» — в настоящем моменте, это вопрос, адресованный к чувствам собеседника, его состоянию на сейчас:
— Как ты?
— Радостно тебя видеть/растерян от неожиданности/напряжен из-за тревоги/удивлен внезапной встрече…
В общем,это про то, чтобы включиться в контакт с человеком и его чувствами, а не фоном уже прошедших событий.

2.ЧТО ТЫ ХОЧЕШЬ ОТ МЕНЯ?

Этот вопрос обычно возникает в качестве прерывания длинного монолога от собеседника. Еще есть вариации этого вопроса: «Чего ты хочешь?/А хочешь чего?» И если последнее еще более-менее похоже на здравую речь, то «Что ты хочешь ОТ МЕНЯ?» у многих вызывает недоумение и кажется как минимум не вежливым. Но именно этот вопрос я все чаще адресую своему ребёнку (дай бог ему хорошего терапевта), когда он мне рассказывает о каких-то своих переживаниях, на что-то или на кого-то жалуется. В принципе, этот вопрос — не более, чем уточнение: хочешь ли ты моей поддержки, хочешь ли конкретной помощи (каких-то действий от меня) или хочешь, чтобы я просто тебя выслушала? Ты хочешь совета? Хочешь — дам, не хочешь — не буду ничего навязывать. Обычно люди общаются каждый на своей волне, и эти волны редко совпадают. Ребёнка толкнули в школе, и он ждёт от мамы поддержки в виде «просто пожалеть», а мама ставит на уши всю школу, включая директора, учителя и родителей обидчика, чтобы восстановить справедливость. На своей волне мама выполнила материнский долг, а ребёнок на своей волне не получил то, чего хотел и на следующий день ему стыдно идти в школу… В общем,вопрос «Чего ты хочешь ОТ МЕНЯ?» всего-то нацелен на то, чтобы установить понимание, хотя многих этот вопрос, конечно, ставит в тупик. Классика жанра:
— Чего ты хочешь от меня?
— Да ничего мне от тебя не надо! (мысленно: «Он не догадывается, чего я хочу, значит, бесчувственный подонок, он мне не пара…»)
— Ну я пошёл…
— Вот гад! Даже не поцеловал…

3. Я НИКОМУ НИЧЕГО НЕ ДОЛЖЕН

Да… Это собенно выводит из себя родителей и старшее поколение.
Все люди как «люди» и многие вещи делают не потому, что этого хотят, а потому, что должны или надо:
— надо заботиться о старшем поколении
— надо чаще навещать родителей (звонить маме)
— надо поступить в университет
— надо выйти замуж (жениться)
— надо родить ребёнка
— надо больше свободного времени уделять детям
— надо задерживаться на работе, если начальство задерживается
— надо заниматься спортом
— надо…

Этот список бесконечен, и очень часто люди оправдывают свои «надо» чувством долга и совестью. Более того, волшебное слово «надо» может быть отличной установкой, чтобы управлять совестливыми людьми с «чувством долга». Так вот гештальтисты знают одну тайну. И вы ее сейчас узнаете тоже. Чувства долга нет. Есть чувство вины и чувство стыда, которые трудно переносимы и мы стараемся их избегать, и поэтому делаем то, что «надо», лишь бы не оказаться виноватым, и лишь бы не было стыдно перед… окружающими, родителями, соседями, коллегами, друзьями, детьми, Родиной… И в итоге, «надо» превращается в ловушку действий, вытесняющих собственное «хочу». В этом смысле, «я никому ничего не должен» — это признание того, что я осознаю звоночки к вине и стыду (или осознаю, что не испытываю ни вины, ни стыда, а испытываю что-то другое), но у меня сейчас другие потребности, которые важнее, и я делаю выбор, чтобы удовлетворить именно их. Это не означает, что гештальтисты напрочь не испытывают вины и стыда и переводят старушек через дорогу только из чувства жалости к каждой отдельно взятой бабушке. Это не означает, что гештальтист в угоду своих потребностей «не должен» быть законопослушным гражданином. Это означает, что через «я никому ничего не должен» я делаю свободный осознанный выбор в пользу удовлетворения своих интересов или интересов другого.

4.ЛЮБОВЬ-ЭТО НЕ ЧУВСТВО

Звучит жестоко, но это правда. И счастье тоже. Но услышав такое от гештальтистов, не спешите записывать их в разряд бесчувственных подонков. Любовь и счастье — это состояния, в которых мы пребываем с самыми разными чувствами:нежностью, радостью, интересом, возбуждением, стыдом, раздражением, злостью, ревностью, унижением…У всех своё. То, что обычные люди зовут любовью, гештальтисты зовут близостью, вкладывая в это понятие принятие друг друга двумя людьми — со всеми достоинствами инедостатками. У обычных людей любовь — это больше про слияние, в котором потребности одного могут быть подменены потребностями другого («мы хотим одного и того же», но на самом деле, хочет один, а второй сливается) и чуть линеэкстрасенсорное «понимание» друг друга с полувзгляда (а на самом деле, — попытка удовлетворить партнера по максимуму и наугад, авось, что-то доставит радость), это про идеальный образ друг друга, далекий от реальности… У гештальтистов близость — про свободу в присутствии другого выражать свои потребности и удовлетворять их — вместе или по одному, говорить о своих чувствах друг с другом, оставаясь собой. У обычных людей любовь — это то, что до гроба, а значит про будущее, у гештальтистов близость — это сегодня, потому что завтра может не случиться, никто не ответственен за завтра и получать удовольствие от общения друг с другом надо здесь и сейчас, не обесценивая этот момент тревогами и мечтами за иллюзорное будущее.

5.У МЕНЯ К ТЕБЕ… ГЛУХОЕ РАЗДРАЖЕНИЕ

Да. Это ужасно. Нормальный человек говорит: «По правде сказать, ты меня бесишь!» А другой ему отвечает: «Ну ты и хамло!» На том оба обижаются друг на друга, злятся и, если не бьют друг другу морды, больше стараются не общаться. Но гештальтисты пользуются адресными «я-высказываниями». Это все для того, чтобы раскрыть ретрофлексию (ну не терпеть же нарастающее раздражение), но при этом, — признать свою личную ответственность за испытываемые чувства, как бы говоря: «Это мои чувства к тебе, возможно, причина в них — во мне, а не в тебе… Если мои слова откликаются в тебе стыдом, виной, злостью или недоумением, — то это уже твои чувства!» В общем, после таких слов, гештальтистам становится легче, и они, скорее всего, продолжат общение с вами, ну а то, что вы останетесь с грузом невысказанных в ответ чувств, — ваша ответственность.
Эти подчеркнутые «я-высказывания» также касаются и других чувств, но из-за «я» или «у меня» приобретают косую для русского языка форму, поэтому и пугают непросвещенных собеседников:

— «Я испытываю к тебе интерес»/ «У меня к тебе интерес» — вместо «Ого! Как интересно!»
— «У меня много удивления в связи с этим» — вместо «Это просто удивительно»
— «У меня отвращение при виде тебя!» — вместо «Ну ты и жаба!»
— «Я завидую» — вместо – «Как я рад за тебя!»
— «Я злюсь на тебя!» — вместо – «Ты мерзавец!»
— «Я испытываю досаду!» — вместо – «Опять хрень какая-то…»

Вот так. Любой гештальтист, действительно, придаёт огромное значение тому, что происходит с ним в здесь и сейчас, и общается с миром через осознание себя, выражение своих чувств и своих потребностей. Из-за этого гештальтисты могут казаться инопланетянами с некой эгоцентричной «Я-планеты» — на которой царит сплошное «Я», нет любви и никто никому ничего не должен. На самом деле, это не более, чем первое впечатление! По своему опыту скажу, что более глубокого и продуктивного общения, чем общение, сложившееся в Гештальт-сообществе, у меня не было никогда в жизни.

Автор: Алёна Мургина

©






Чтобы не пропустить новые статьи, подпишись на сайт:

Для подписки введите e-mail:




Смотрите также: