Картинки по запроÑу

Женщина может сколько угодно стараться и изощряться, доказывать собственную нужность и удобность, стелиться и подстраиваться. Но это никак не изменит ситуацию, если мужчина не готов принять собственную позицию ребенка по отношению к матери. Ребенка, а не партнёра.

Мама – она всегда априори останется в роли покинутой. Это нормально. Это правильно. Ребенок всегда оставит ее. Это будет логическим продолжением ее материнства.

Это будет счастливым финалом, успешным результатом ее материнской работы. И это будет совсем новым материнством, с совсем иными отношениями с сыном.

Но если мать рассматривает ребенка как свою собственность (в быту чаще это обозначается как опора, помощь или надежда) – то ребенок оказывается в клетке.

Собственная жизнь с новыми приоритетами, мечтами, близостью с женщиной, собственной семьёй станет изменой матери.

И мужчина будет разрываться. 

Ему будет невыносимо быть с матерью и ещё более невыносимо быть с той, которую он назовет своей женщиной. Потому что она будет вырывать его из рук матери. Она будет заставлять его изменять маме. Изменять той, без которой, кажется, невозможно, и рядом с которой будто задыхаешься.

И женщина будет здесь бессильна.

Только он будет способен разорвать этот бермудский треугольник, который не даёт ему жить своей взрослой жизнью.

И для этого ему придется решиться на предательство. Себя или матери.

Если в голове у вас при описании такого мужчины возникает образ забитого и послушного мальчика, теребящего полу свитера, неспособного принять решение или взять на себя ответственность, то я вас разочарую.

Такой мужчина может быть очень привлекателен для женщины, ищущей сильное плечо. Он отлично научился заботиться, брать ответственность, принимать решения. Он сильный, чувственный, предусмотрительный, слышит и готов исполнять желания женщины.

Он хорошо научился это делать рядом с мамой, для мамы – чтобы получить свою порцию ощущения «я хороший сын».

И он готов делать это и для своей женщины, но лишь до тех пор, пока она не предъявляет права на место первой по значимости в его жизни.

Такой мужчина чувствует на себе тяжеленую ответственность. 

Он несёт то, что вынести на самом деле не способен – жизнь мамы.

Отпустить он не может – есть убеждение, что тогда мамы не будет, она просто сама не справится (пусть это ощущение и не всегда поддается логике). Без мамы, ее близости и своего отражения в маме (я хороший сын) он не умеет чувствовать себя нормальным. Он просто уверен, что это невозможно.

А жить под грузом ответственности за жизнь той, которая должна тебя укрывать от опасностей, поддерживать, успокаивать и давать опираться на себя – значит, «изображать из себя Бога», пытаться переделать мороз в тепло или дождь в солнце.

Все потому, что мама никогда не отдаст права на управление жизнью сыну. Ей он необходим для другого. А он будет страдать от невозможности реально помочь маме.

И вот мужчине приходится балансировать. Держать маму близко, чтобы не потерять контакт – но не слишком близко, чтобы не смогла ранить чересчур.

А женщина… Для него она способ успокоиться, почувствовать себя живым на время. Но не слишком близко. Иначе он бежит или отчаянно нападает, чувствуя сильную опасность.

Потому что она становится двойной угрозой – потеря мамы (если выбираю женщину) и боль, которую может причинить сама женщина. Ведь он уверен, что иных отношений, кроме тех, которые он знает с мамой, не бывает. Ну или просто не умеет в них быть.

Чтобы принять решение, кого выбрать – себя или маму, мужчине придется признать свое бессилие нести обе жизни одновременно. Признать такую свою беспомощность – это как сознательно пойти на удар себе между ног с потерей достоинства. Временной потерей. Но это понимание временности придет позже. А в моменте это кажется всепоглощающим и нескончаемым приговором. Тяжко. Для многих выше их сил.

Сражаться ли за такого мужчину… если да, то с пониманием, что исход сражения будет зависеть совсем не от женщины.

©





Чтобы не пропустить новые статьи, подпишись на сайт:

Для подписки введите e-mail:




Смотрите также: