Алексей Печенин: «Женщинам надо дать возможность зарабатывать, а мужчинам – сидеть с детьми»


               Уволился с работы, чтобы видеть, как растут дети

Роман Лошмановжурналист и литератор


               Уволился с работы, чтобы видеть, как растут дети

Александр Фельдбергжурналист, заместитель главного редактора журнала InStyle, отец двух дочерей

Пока женщины делятся страшными историями одиночества и безысходности, связанными с рождением детей, мужчины рассказывают свои — более жизнеутверждающие. Герои книги «Nordic Dads» — папы из стран северной Европы и России — сидят дома с детьми, выполняют все «женские» обязанности и благодарят за это судьбу или законодательство своих стран. Возможно, такие рассказы быстрее изменят мир к лучшему?


               Уволился с работы, чтобы видеть, как растут дети

Многоквартирный дом в Измайлове: огороженная территория, своя парковка, стоянка для велосипедов, приветливый консьерж, незнакомые люди здороваются, выходя из лифта. Здесь живет 38-летний Алексей Печенин со своей женой Еленой и тремя детьми: Полине девять лет, Вике семь, а их брату Артемию пока только два.

В квартире (ее Печенины снимают, сдавая две своих, поменьше) три комнаты, вернее, три с половиной — кухню они переделали в столовую. Но мы устраиваемся в спальне: гостиная с большим экраном на время нашего разговора отдана детям, и (спасибо волшебной силе мультфильмов!) за два с лишним часа нас не прервали ни разу. Правда, Лена несколько раз выходила посмотреть, все ли у детей в порядке.

Небо. Самолет. Девушка

Алексей родился и вырос здесь же, в Измайлове, рядом с парком. Когда ему было пятнадцать, родители развелись. «Поскольку их отношения довольно долго были напряженными, развод я воспринял даже с облегчением. Мама потом говорила, что они не расходились раньше, чтобы не сделать мне больно».

Через несколько лет мама Алексея вышла замуж во второй раз, и он остался жить с бабушкой. Учился в Московском институте железнодорожного транспорта на факультете кибернетической энергетики, а из аспирантуры ушел, «потому что это было болото». Стал думать, как совместить техническое образование и интерес к бизнесу. «Получился IT-консалтинг».

С Леной они встретились в самолете. «Это случилось в 2007 году, я летел в командировку в Новосибирск, — вспоминает Печенин, — и увидел ее в очереди на посадку. Сразу решил, что надо обязательно познакомиться. А как познакомишься в самолете? Лена сидела рядов на пять впереди меня, и я стал ждать, пока она пойдет в туалет. Но там, как назло, была очередь, так что Лена несколько раз вставала и садилась снова. Но через полчаса она все же выбралась со своего места, и я пошел знакомиться».

В Москву Лена приезжала на студенческий фестиваль, а в Новосибирск летела в гости к подруге. «Я как раз накануне купила удлиняющую объемную тушь, и когда Леша подошел ко мне и спросил: „Какому городу сказать спасибо за такие глаза?“ — я подумала: „О, работает!“»

Благодарить за такие глаза следовало Омск, где Лена родилась и жила, поэтому поначалу молодые люди общались в Сети. Вскоре она переехала в Москву, но не к Леше, а сама по себе. Они сначала дружили, потом стали встречаться и в 2009-м поженились. «Я тогда много думал о том, ради чего живу, в чем смысл жизни, — рассказывает Алексей. — Сейчас уже реже задаюсь этим вопросом, а тогда размышлял часто и пришел к выводу, что самое главное для меня — построить семью, сделать ее крепкой и пронести через всю жизнь».

До рождения второго ребенка все было как у всех

В 2010-м родилась Полина, но Алексей при этом не присутствовал. «С первым ребенком у нас по неопытности все достаточно сумбурно получилось, — говорит Лена. — Мы попали в больницу, где отцов на роды не пускали, к тому же у меня было экстренное кесарево». Но когда через пару лет родилась Вика и во время появления на свет сына Артемия Алексей был рядом.


               Уволился с работы, чтобы видеть, как растут дети

Спрашиваю, что изменилось в его жизни с рождением первой дочки.

— Я уже говорил, что всегда хотел семью и детей, так что моя мечта исполнилась. Но тогда мне казалось, что есть определенные роли: я работаю, а жена сидит с ребенком, и это нормально. То есть ты вкалываешь с утра до вечера, а дочь растет, приходишь, целуешь ее, ложишься спать, а с утра снова на работу.

— А потом приходишь с работы, а ей уже шестнадцать!



— Ну да, примерно так, — смеется Алексей. — Нет, конечно, выходные мы проводили вместе, куда-то ездили, гуляли, но в остальное время я работал. Можно сказать, находился во власти патриархальных стереотипов, но совершенно не страдал — меня все устраивало.

Через два года появилась Вика, и Лене стало тяжелее справляться с детьми. Я это очень быстро почувствовал: начались трения, ссоры, скандалы. Сложившаяся ролевая модель уже не работала, так как Лена ее не принимала. И вот эта ситуация стала началом перелома, который во мне позже произошел. Но первой попыткой что-то поменять стал переезд в Сочи.

— В Сочи?

— Ну да. Захотелось пожить у моря.

Алексей работал тогда в департаменте консалтинга крупной международной компании. «У меня накопилась усталость от корпоративной работы, очень хотелось вырваться куда-то, появились мысли о собственном бизнесе. А Лена увлекалась флористикой, и у нас возникла идея поставить автоматы для продажи цветов на курорте „Роза Хутор“, ну и вообще нам казалось, что Сочи после Олимпиады должен быть на подъеме. В сентябре 2015 года мы туда переехали, сняли квартиру. Полине было пять, а Вике три года. Но поскольку надо было на что-то жить, я продолжал ездить в Москву работать. В четверг ночью я к ним прилетал, а в понедельник рано утром улетал обратно».

Но бизнес не пошел, а жизнь на два города оказалась слишком утомительной — и через 10 месяцев Печенины вернулись домой. Но время, проведенное в Сочи, Алексей до сих пор вспоминает с ностальгией: «В Москве даже на выходных перезагрузиться тяжело. А туда я каждый раз приезжал как в мини-отпуск. Здесь темень, минус пятнадцать, а там плюс десять даже зимой. Выходишь из самолета, вдыхаешь этот влажный морской воздух — и сразу забываешь о проблемах».

Вернувшись в Москву, Лена обнаружила, что беременна. «Было ощущение, что все поломалось. Если уж ждать ребенка, то лучше в теплом климате», — вспоминает она.

«К тому же только наступило время, когда девочки немного подросли, — добавляет Алексей, — а Вика была очень требовательна к маминому вниманию, все время на руках. И вот она наконец начала спать сама, и тут мы узнаем, что у нас будет еще один ребенок…»

На третьем месяце беременности Лена занималась цветочным оформлением свадьбы Лешиного друга — и сразу после торжества попала в больницу с кровотечением. Ее положили на сохранение, и опасность потерять ребенка мобилизовала обоих: «Меня там выходили, и тогда мы, конечно, включились по-другому. Эмоций от рождения третьего ребенка было не меньше, чем от первого. Особенно, конечно, у Леши. Тем более это был мальчик».


Отпуск по уходу за ребенком не дали — пришлось уволиться

Алексей говорит, что если с Викой, средней дочкой, его рефлексия по поводу распределения семейных ролей ни во что особенно не выливалась, то после рождения Артемия он стал остро ощущать свое отсутствие дома. «Дело не только в том, что Лене стало еще тяжелее справляться, — главное, у меня появилась потребность проводить больше времени с детьми. Вдруг понял, что упускаю то, что больше не повторится никогда. Ведь маленькие дети очень быстро меняются. Я ощущал просто физическую боль от того, что все это происходит без меня. И стал думать о том, чтобы уйти с работы».


               Уволился с работы, чтобы видеть, как растут дети

— Но это же очень страшно: бросить хорошую должность в международной компании, имея троих детей?

— Конечно, страшно, — кивает Алексей. — Но я нашел себе коуча, и он помог мне от этого страха избавиться. Объяснил, что если уйду, земля под ногами не разверзнется и ничего ужасного не произойдет, тем более что небольшая финансовая подушка безопасности у меня была. В общем, я почувствовал уверенность и решил уходить.

Печенин пытался взять отпуск по уходу за ребенком, но ему объяснили, что это невозможно, так как Лена на тот момент формально не работала. (На самом деле по российскому трудовому законодательству то, что один из родителей не работает, никак не влияет на право другого родителя не только уйти в отпуск по уходу за ребенком, но и получать соответствующие пособия.)

«Разговаривали с менеджером и о неоплачиваемом отпуске, но мне отказали, — рассказывает Алексей. — Тут я их не виню: компании пришлось бы держать мое место и брать человека на срочный контракт, а на таких условиях найти хорошего специалиста сложно. Коллеги в основном меня не понимали. Спрашивали: „Ну куда ты, чувак? У тебя же трое детей! А деньги?“ Но я уже принял решение — и ушел».

Такой смелый шаг не просто вернул отца в семью, но и позволил Печениным осуществить их давнюю мечту: отправиться всем вместе в длинное путешествие.

Галопом по Европам

Двадцатого июня прошлого года Печенины погрузили в свою Honda Pilot троих детей, закрепили на крыше четыре велосипеда (Артемий пока катается в велокресле с кем-то из родителей) и отправились колесить по Европе. За два с половиной месяца они побывали в Литве, Польше, Чехии, Австрии, Италии, Франции, Испании, Голландии, Германии и cкандинавских странах.

«Я понимал, что, пока работаю в офисе, поехать в такое долгое путешествие просто невозможно, — говорит Алексей. — И независимо от того, что будет дальше, как будет с деньгами, никогда не буду жалеть о том, что мы это сделали! Надеюсь, что и мои близкие тоже».

Леша и Лена, перебивая друг друга, рассказывают о той удивительной поездке: как ели местное, смотрели интересное, встречались с друзьями, а их в разных странах стало довольно много. Но главными героя ми путешествия оказались те самые велосипеды — с ними Печенины практически никогда не расстаются и детей своих приучают к двум колесам с малых лет.

«Я давно мечтал прокатиться по европейскому веломаршруту номер один, который проходит по Атлантическому побережью Франции, — рассказывает Алексей. — Мы планировали добраться туда и потом проезжать примерно по 30 километров в день на велосипедах вдоль океана, а я должен был возвращаться по вечерам и пригонять машину.

Полностью осуществить задуманное не удалось, но все равно здорово, что мы там побывали, — в такие потрясающе красивые места хочется возвращаться. А велосипеды нам очень пригодились: без них с детьми невозможно столько увидеть, сколько смогли мы. Приехав куда-то, мы садились на велики и исследовали округу».

Папа дома

В сентябре Печенины вернулись в Москву, и начались семейные будни, в которых папа теперь принимал активное участие, включая «ночные дежурства» с проснувшимся Темой.

Утро в этой семье начинается около семи. Алексей обычно готовит завтрак для девочек: варит кашу или разогревает сырники, а Лена помогает им одеваться и причесывает перед школой. «Пробовали наоборот, но жена все время меня критикует: „Во что ты их одел? Посмотри, какие они лохматые!“ Так что я решил взять на себя завтрак», — смеется Печенин.


               Уволился с работы, чтобы видеть, как растут дети

Затем девочки идут в школу, вернее — едут на велосипедах, но пока еще в сопровождении папы или мамы. Другой родитель остается с Артемием дома или отводит его в бэби-клуб (это что-то вроде частных яслей), куда мальчик ходит три раза в неделю.

В час дня школа заканчивается, и начинается, по признанию Алексея, самое тяжелое — сложная логистика с кружками и секциями. Их так много, что иногда вечером на обратном пути дети засыпают прямо в машине. Девочки ходят на прыжки в воду, занимаются спортивным ориентированием, учат языки с репетитором и играют на музыкальных инструментах — одна на флейте, другая на укулеле.

Хватает ли сил на уроки при таком напряженном графике? Оказывается, Поля и Вика ходят в Школу самоопределения имени Тубельского — государственную, но с авторской программой, где используют адаптивные методики, не давят на учеников и до четвертого класса вообще не ставят оценки.

К традиционной системе образования Алексей относится критически: «Сейчас часто говорят о кризисе системы образования во всем мире и о том, насколько она помогает человеку стать успешным. Но тут весь вопрос в том, как понимать успех. Для меня это не только деньги, но и внутренняя гармония, и ценности, на которые ты опираешься в жизни. Но многие по-прежнему считают, что если мужчина, например, отдал предпочтение не заработку, а воспитанию детей, то он неудачник.

И классическая система образования ведет детей по пути такого стереотипного мышления: успех — это хорошая оценка, хороший институт, хорошая работа и хорошая зарплата. А все остальное по большей части обходится или игнорируется».

— Похоже, патриархальные взгляды вам не близки, а как насчет феминизма? Как вы к нему относитесь?

— Положительно, хотя невинно за него пострадал. Недавно принимал участие в фейсбучной дискуссии по поводу феминитивов — ну, знаете, «авторка», «режиссерка» и тому подобное. Причем выступал на стороне женщин, так они же еще и обозвали меня «бородатым феминистом»! — смеется Алексей. — А если серьезно, то я поддерживаю идеи феминизма, понимаемого как борьба не за равенство полов, а за их равноправие. У женщины есть право на быстрое возвращение на работу после родов, а у мужчины — на активное участие в воспитании детей. Чем больше людей это поймут — что нельзя отодвигать женщину от темы заработка, а мужчину от детей — тем больше семей удастся сохранить.


               Уволился с работы, чтобы видеть, как растут дети

Работа — только для дохода

Сейчас Алексей занимается бизнес-консалтингом: проводит корпоративные тренинги, которые, кстати, написал сам. Он честно признаётся, что дело идет тяжело: прежде всего потому, что работать дома непросто. «Когда ты вовлечен в семейный процесс, то не всегда получается сказать: „Так, сейчас меня не трогайте, я буду работать“. Выстроить баланс между семьей и работой — отдельная задача, и я пока не знаю, удастся ли мне ее решить. Возможно, получится найти этот баланс, будучи самозанятым, но не исключено, что мне придется искать новую работу. Так что я сейчас нахожусь на распутье».

Тренинги пока не дают достаточно денег, чтобы покрыть потребности семьи, — выручает та самая подушка безопасности, а также инвестиции, сделанные в свое время Алексеем в акции и в бизнес: они приносят небольшие дивиденды.

В какой-то момент Алексей хотел соединить свои увлечения и бизнес и думал об открытии турагентства для семейных путешествий, но все же самое важное для него сейчас в работе — доход. «Опыт активного отцовства помог понять, чем я действительно дорожу. Для кого-то работа — самое важное в жизни, но для меня она лишь средство. Настоящая жизнь — это семья».

— А чему еще научил вас год с небольшим, проведенный дома?

— Раньше мне казалось, что с ребенком надо обязательно чем-то заниматься. Но на самом деле можно даже ничего особенно не делать, главное — быть рядом. Когда я работал, мы с детьми тоже делали что-то время от времени, но быть вместе, постоянно общаться — это совершенно другое, и это бесценно.

Что касается занятий, то мне больше всего нравится вовлекать детей в свои хобби: если путешествовать, то с ними, если кататься на велосипедах, то вместе. Еще я занимаюсь триатлоном. Для него они пока маловаты, но было бы здорово когда-нибудь потренироваться с дочками или сыном!

Спрашиваю, какие качества Алексей хочет воспитать в детях.

— Мне важно, чтобы дети выросли свободными и независимыми людьми, научились бы отличать то, что им действительно нужно, от того, что навязывают извне, и делать правильный выбор. Потому что, оказывается, это не так просто — понять, чего ты на самом деле хочешь.

©





Чтобы не пропустить новые статьи, подпишись на сайт:

Для подписки введите e-mail: