Об авторе: 40 лет, рижанка, фармацевт, заведует маленькой аптекой, а хочет заведовать большой. Предпочитает домашний образ жизни — с детективом на столе и вязанием в руках, и отдых у моря по системе «всё включено».

Я провела на сайте знакомств очень много времени. Для меня он открылся как место, где «каждый находит то, что ищет», причем по заслугам и награда. Я сразу искала серьезные отношения и сейчас, пять лет спустя, могу сказать, что этот жизненный опыт был очень мягким.

Все мои истории хорошие, каждый следующий мужчина подходил мне в то конкретное время жизни и был лучше своего предшественника.

Но я изначально ставила очень жесткие критерии для отбора мужчин.

Искупление грехов

Вышла замуж рано, развелась поздно, между свадьбой и разводом прошло пятнадцать разных лет. Алексей появился с сайта знакомств ровно через месяц после суда. Это не была любовь. Просто совпал пазл. Мы дополняли друг друга, как две причудливо разделенные части одного целого. Он родился в один день с моей лучшей подругой. Можно верить или не верить в гороскопы, но и внешность, и психотип, и манера поведения, и обаяние были у них очень схожие. Кстати, и наш гороскоп совместимости совпал на 98%. Я трудно схожусь с людьми, но тут мы сразу начали болтать и не могли остановиться, пока не расстались окончательно года через три после знакомства.

Сам роман длился примерно пару месяцев. Почему мы быстро расстались? Потому что быстро сошлись. Через месяц после знакомства он решил переехать ко мне — было ближе на работу. Пробурил в моем шкафу место для своих вещей, заселился. Я не была в восторге, обнаружив себя над тазиком с носками или прислушивающейся к готовящемуся на кухне обеду. Только что развелась, мне были нужны романтика, восхищение, цветы-конфеты… Попросила его удалиться с моей территории, чего он мне так и не простил.

Мы еще некоторое время общались как любовники, но постепенно и этот элемент отношений незаметно исчез. Для меня полгода после нашего разъезда были очень тяжелыми. Я не понимала, что со мной творится: человек так близок мне, но инстинкт говорит, что строить с ним надежные длительные отношения нельзя ни в коем случае. Его легкость переходила в легкомыслие и безалаберность во многих важных вопросах. Он кичился своим юношеским мировосприятием, терял хорошие должности и отказывался принять свою зрелость.

Это, наверное, была дружба с первого взгляда. Благодаря ему я перестала «раскачиваться» перед началом чего бы то ни было, стала мобильной, легкой на подъем. Я быстро добираюсь до намеченной цели по любым дорожкам и беззаботно отказываюсь от того, что вдруг перестало меня интересовать. Я научилась у него открыто общаться с любыми людьми лучше, чем после лекций по коммуникации, соционике и прочим психологиям. Все три года нашего знакомства мы могли в любой момент созвониться и помчаться ноябрьской ночью смотреть шторм, окунуться в священный источник в октябре, а уж летом носились на машине по всей Прибалтике без ограничений.

Да, я многому научилась, но до конца принять его поверхностность не захотела. Психологически ему лет двадцать. Поиграть и порезвиться я тоже могу, и чувства юмора у меня много, порой приходится его дозировать во имя мира во всем мире. И я принимаю свой возраст — я взрослая женщина, со своими планами, целями и желаниями.

Искусство благородного разрыва

Через некоторое время я познакомилась с Георгием. Богатый внутренний мир, купленные на год вперед билеты на спектакли и концерты, любовь к заумным фильмам.

Познакомились, красиво встречались, настало время попробовать вместе жить. Тогда и началось. В анамнезе у Георгия две старшие сестры и твердая уверенность в том, что если достаточно долго уговаривать женщину, она уступит и сделает как он хочет. Мой скользящий график не вписывался в его представление о нашем совместном времяпрепровождении. В юрмальскую квартиру завтра привезут новые занавески. Он договорился, я должна принять работу. Объясняю, что завтра работаю до девяти вечера и мое участие в чем-либо желательно со мной предварительно согласовать. Он ласково просил все-таки постараться приехать, я отвечала, что поменяться на конкретный вечер не могу. Сначала вежливо и аргументировано, после разгорячилась и рявкнула. Он сразу понял, позвонил в салон и договорился на более удобное для меня время.

Так и повелось: пока я не начинала орать, никакие аргументы не действовали.

Через какой-то период для экономии времени сразу переходила на крик. Заметила, что превращаюсь в опасную для окружающих стерву. Я к тому времени уже давно обитала в собственном жилище, два месяца совместной жизни не вдохновили меня крепить наш союз до узаконивания отношений.

Мы продолжали встречаться главным образом потому, что я где-то вычитала, что дабы не обидеть отвергнутого субъекта, расставание надо сделать таким, чтобы он тебя бросил сам. Такой вот заумный метод расстаться по-хорошему. Однако характер бросаемого объекта совершенно не подходил для схемы благородного разрыва.

Началась осень, похолодало, он решил, что из Юрмалы переедет ко мне — на работу ближе ездить. Я начала активно брыкаться, и тогда как последний аргумент он предъявил мне свою квартиру в Риге. Я еще больше разозлилась: раньше я, значит, не была достойна доверия?.. Соблазн был велик — такие хоромы! В ванной комнате вся моя жилплощадь поместится. Все равно ушла. Вернул, мы поговорили, договорились, но получилось не надолго.

Под Новый год я уехала в свою уютную квартирку без евроремонта. Он заболел гриппом. Ездила, лечила, мы часто общались, я утешала его, что такого непоколебимого мачо любая с радостью примет. В глубине души сильно в этом сомневалась. Знакомила его со своими незамужними подругами, они сбегали гораздо быстрее, чем я. «Да, он хороший, но…» До сих пор на сайте, готов, мне кажется, жениться на ком угодно, но бескомпромиссность и непонимание того, что у людей могут быть свои планы, желания, возможности и настроения, отталкивают от него женщин.

Чему я у него научилась? Мягкой настойчивости, легкой словесной игре, спокойно воспринимать отказ, добиваться своего исподволь и не раскрывать все карты разом.

Неосторожное желание

Мы с подругой ходили по магазину женской одежды и приметили, как супружеская пара под шестьдесят покупает жене юбку. Муж активно участвовал в процессе, снимал с вешалки, советовал, комбинировал комплекты. Жена сдержанно посмеивалась, прикладывала к себе одежду, они оба были такие чудесные, доброжелательные, любящие. Я позавидовала — мне тоже захотелось мужчину, который знает толк в женской одежде и будет баловать меня в магазинах. Была в желаниях неосторожна, и мне почти понравилось.



…Он был всем хорош. На нем большими буквами было написано: «Я — Мужчина!» Успешный в своем деле, хозяйственный, эмоционально открытый, твердый в убеждениях, хороший семьянин в прошлом и готовый к созданию новой семьи сейчас. У него были два пунктика. Во-первых, он страстно желал переехать в Москву, что и сделал впоследствии. Открыл там свое дело и процветает. Меня он тоже хотел забрать с собой: я — ценность не только как «правильная» жена, но и по профессии: в Москве сразу бы устроилась на хорошо оплачиваемую работу, а потом могла бы открыть с ним дело по моей специальности. Это учитывалось.

Во-вторых, он взялся меня переделывать снаружи, что я приняла лишь частично. Характер мой, темперамент, поведение, хозяйственность и прочее нематериальное мое «я» его устраивали, а вот внешность совсем не нравилась. Я удивлялась — ведь познакомился он со мной с такой, какая я есть: спортивная классика без лишнего блеска. Я посмеивалась, что, очевидно, в юности на него произвела впечатление какая-то барменша, потому что он требовал от меня шпилек, чулок со стрелками или колготок в сеточку, декольте до пояса и обтягивающую юбочку длиной с ладонь. Мои вполне соболиные брови надо выщипать и нарисовать две тоненькие ниточки где-то у кромки волос, вечерний макияж накладывать на заре, перекраситься в черный цвет и т. д.

Одежду и косметику он мне покупал, я иногда ходила в этом дома. В борьбе за экологию бровей победила аргументами, с одеждой — застопорилось. Он считал, что красота требует жертв. С моей же точки зрения, ни возраст мой, ни погода в Латвии не располагают выглядеть как бордель-маман зимой средь бела дня. На том мы дружески расстались. Иногда, приезжая из Москвы, он звонил, причем внезапно — в дверь. Телефон стер, а адрес запомнил.

Что меня удивляет в мужчинах (не во всех это есть, но часто прослеживается) — так это их желание «помечать» свою территорию. Даже если давно расстались, они считают себя вправе забежать переспать по старой дружбе. И многие мои подруги на это ведутся («Ах, он меня не забыл, может быть, снова что-то начнется…»).

Я называю это «заскочил справить половую нужду». Не начнется ничего. Расстались так расстались, лучше вспомнить, почему, и не питать иллюзий.

Новая жизнь

Я познакомилась с Юрием. Наконец-то гораздо умней и эрудированней меня. Активный, остроумный, но с каким-то перпендикулярным моему чувством юмора. Я не всегда понимала, что пора смеяться. Он мне объяснял, что имел в виду — и правда смешно. То же и с моими шуточками. Да и прозаические разговоры плохо состыковывались. Думала, нам из-за моего стресса трудно общаться. По театрам мы не ходили, зато ездили повсюду и говорили обо всем, плюс глубокий анализ всего происходящего рядом и в мире в целом. Сильный, стратегический ум. При этом, как оказалось, активно злой: если ему что-то мешает, навредит как сможет. Кругом враги и тупые идиоты. «Хорошие» — родители и я, условно, очевидно, до первого прокола. А проколы были. Надо было с ним дружно вместе ненавидеть все человечество — это программа-максимум. По мелочам тоже набралось. Нельзя покупать ничего немецкого: немцы жгли нас, евреев, в концлагерях. А у меня много немецкой обуви, да и сумка тоже. Ай-ай, нехорошо, надо менять.

Положительных черт было гораздо больше, чем отрицательных. Он был и хозяйственный, и семейно ориентированный, заботился о родителях, о сестре, о бывшей жене, обо мне и говорить нечего. Ну и я тоже в грязь лицом не ударила. Дома у него стало все «как дома», без перехода мной границ личного пространства. Жизнь налаживалась, он решил на мне жениться…

Как только я понимала, что мужчина мне совсем не подходит и пора мне в новые странствия, он предлагал жениться. Я еще два раза я получала признание в форме «дура, я тебя люблю!» и «все, я на тебе женюсь, надоело уже!» Наверно, я их тоже как-то неромантично нервирую. А потом они лежат на диване и детским голосом просят прийти и их поцеловать… Мой реальный кошмар — были разные, становятся одинаковыми. Кажется, мне надо лечиться, надо понять — от чего.

Ну и о Юре. У него было много положительных черт, но я помню только, как он злился чуть не до визга, я боялась, что его хватит удар, и представляла, как я с моим чувством долга всю оставшуюся жизнь меняю ему памперсы… Да, я эгоистка. После очередного измерения давления я сбежала, бросив свое имущество, оставшееся в его квартире. Такого мужа нам не надо. Вот он, вариант, когда стоит узнать человека поближе, как тут же хочется послать его подальше.

Список заказов

Я решила выйти замуж за иностранца. Их достаточно много пишет, но я языками не владею и мне лень ехать куда-либо, кроме Израиля. Мне там всего хватает, но за еврея замуж меня не возьмут: там только религиозный брак, надо проходить специальное религиозное обучение. А я девушка впечатлительная и понимаю, что пока не готова воспринять религию всерьез, у меня будет внутренний конфликт и проблема самоидентификации. Я задумалась о Европе. Ненадолго. Изучение английского остановилось на покупке книжки Драгункина, потому что мне опять повезло.

На том же сайте я познакомилась с говорящим по-русски скандинавом, он врач, хирург, ну, сами понимаете, все хорошо. Каждый вечер мы висели в Скайпе по два часа, он оказался такой занудный, такой занудный… И вскоре я была готова отказаться от некоторых своих желаний — они исполняются безо всякого моего удовлетворения. Стала искать новые пути, села, составила список — кого и какого хочу, редактировала, сокращала, формулировала… Я учла все, как мне казалось. О’кей, я намотала список на бутылку имени Елены Шубиной и познакомилась с подходящим мужчиной недели через три после моей затеи со списком пожеланий.

По большому счету, я довольна. У нас спокойная и разумная взрослая любовь. Мы близки по характеру, менталитету, читали одни и те же книги, у нас похожие интересы, даже одежда у нас в одном стиле, хотя часть ее куплена задолго до нашего знакомства. Достаточно и отличий, есть интерес друг к другу, как к похожим незнакомцам. На работу отвозит и привозит, выгуливает у моря и подкармливает в ресторанах. Я у него дома на хозяйстве.

Поскольку у меня самой очень выражена защита своей территории от постороннего вторжения, я очень аккуратно и осторожно обращаюсь с его жизненным пространством и помню, что он в доме хозяин. Он ценит, что я не стремлюсь делать ремонт и переставлять мебель, советуюсь с ним при покупке посуды и постельного белья. Все хорошо, кроме одного — замучил своей заботой. Везде ему надо поучаствовать и мне помочь, хорошо хоть мое вязанье не довязывает, пока я сплю. Возит в аэропорт и из аэропорта мое мобильное семейство, папу с мамой — по магазинам, передает приветы моим заграничным родственникам… Пытаюсь выторговать себе немного свободы, иногда получается. Боюсь, у нас конкуренция, кто с кого больше пылинок сдует. Должна признать, что, будь он женщиной, он был бы лучшей женой, чем я.

И я приезжаю в свою квартиру, болтаю по стационарному телефону, курю, ем нездоровую яичницу, а к его возвращению с работы бегу в его квартиру подставлять щечку для поцелуя, греть ужин, выслушивать, как прошел его день, и тереть ему спинку в ванне. А когда ляжем, он будет массировать мои ступни.

Мы вместе второй год, слава Богу и спасибо Ему! Но замуж я сейчас не хочу. Я не готова.

Ираида Кононова

©







Чтобы не пропустить новые статьи, подпишись на сайт:

Для подписки введите e-mail:




Смотрите также: