Игорь пришел на первое свидание с розой. Это было очень приятно. Он ласково улыбался и старался мне во всем угодить. В кафе Игорь очень настойчиво предлагал не смотреть на цены и выбирать все, что я захочу. Мой новый знакомый открывал передо мной двери, подавал пальто, проводил до подъезда и, скромно попрощавшись, не стал напрашиваться в гости.

Он вел себя просто идеально, но почему-то меня не покидало ощущение какой-то фальши, неестественности. Все, что он делал, было как будто с приставкой «слишком», чуть-чуть больше, чем этого требовали обстоятельства. Не человек , а сладкий торт. Это был первый звоночек тревоги. Но внешне все было прекрасно и я решила не делать преждевременных выводов.

 

Мужчина с серьезными намерениями

Через несколько дней он пригласил меня на ужин. Немного захмелев, Игорь начал рассказывать доверительно о том, что он человек очень добрый и хороший, но ему не повезло с женой. Он изо все сил старался: зарабатывал деньги, готовил, воспитывал детей, а она не делала ничего. От слова «совсем». И при этом все время высказывала ему свои недовольства.

Он из кожи вон лез , чтобы создать прекрасную семью, а ей все не нравилось. Такая вот стерва оказалась. Однажды он не выдержал и ушел. Через неделю нашел себе другую женщину и стал жить с ней. По началу все было хорошо, но через полгода он ушел и от нее. Семьи опять не получилось. Старания Игоря здесь тоже не оценили, и эта дама оказалась такой же как жена, плохой и неблагодарной. Потом было еще много женщин, но итог всегда один: плохие женщины не ценили хорошего и доброго Игоря.

Я опять почувствовала тревогу от такого черно-белого деления мира, в котором на светлой стороне был один Игорь, а все его женщины как на подбор оказывались исчадием ада. Я спросила осторожно : не пробовал ли он поговорить с бывшей женой и другими своим женщинам и объяснить им чего именно он от них ждет? Возможно все они просто не догадывались о его ожиданиях.

Он посмотрел на меня как на неразумное дитя и сказал:

— Это же очевидные вещи, о которых не нужно говорить!! Если человек САМ не понимает элементарного, то о чем вообще с ним можно разговаривать?!

 

Стало ясно, что диалога не будет и теперь пришел мой черед угадывать, что именно кажется Игорю очевидным. Это был уже не звоночек , а настоящий набат. Но я опять засунула поглубже свою тревогу в надежде, что может еще все у нас получиться. Ведь хороший же вроде мужик…



Можно ли воспитать «под себя» взрослую женщину?

После этого вечера Игорь начал «строить нашу любовь». Сладко улыбаясь и слюняво сюсюкая со мной, как с маленьким ребенком, он каждый день методично обстругивал меня под, ему одному известный, идеал. Он считал, что в хорошей семье все должны хотеть одного и того же, и уже через месяц у меня не было права на личные желания.

Мы смотрели только те фильмы, которые были интересны ему, ели только те продукты, которые он считал правильными, он хотел, чтобы каждую минуту своего свободного времени я находилась рядом с ним, отказавшись от всех своих интересов, при этом он не давал мне ничего делать, потому что был уверен, что только он один все знает и может сделать хорошо.

Мне отводилась роль восхищенного зрителя. Но вместо восхищения я чувствовала раздражение. Я задыхалась в сладкой липкой паутине угодливой заботы и отсутствия права на личное пространство и мнение. Мне не позволяли выбрать цвет обоев, но при этом регулярно приносили кофе в постель и называли «ути мои котики». Это было мило, но в то же время так отвратительно.

Все закончилось в одно мгновение, когда однажды я решилась спросить: «Нельзя ли общаться как обычные нормальные люди, без сладкого сюсюкания и удушающей заботы?»

Мой вопрос вызвал неожиданную и , на мой взгляд, совершенно неадекватную реакцию. В одно мгновение Игорь превратился в злобно орущего монстра, который смотрел на меня налитыми кровью глазами, тряс за плечи и вопил, что я такая же как все, что я не оценила его доброты, а значит доброго Игоря больше не будет и мне придется теперь иметь дело со злым Игорем.

Было очень страшно. Узнать, что сейчас сделает злой Игорь — поорет и успокоится или размажет меня по стенке, желания не возникло. Через минуту я бежала вниз по лестнице, перепрыгивая через три ступеньки и благодарила Бога, что не стала жертвой психопата.

С тех пор я с большим подозрением отношусь к слишком сладким людям, позиционирующих себя добрыми. Не служит ли эта показушная доброта прикрытием для манипуляций , принуждающих жить других по навязанным им правилам…

А может быть неправильно делать такой вывод на основании опыта общения с одним человеком? Как вы думаете?

©





Чтобы не пропустить новые статьи, подпишись на сайт:

Для подписки введите e-mail: