О своём настоящем возрасте говорить в обществе не принято. Даже неприлично. Женщина, тщательно артикулирующая во время произнесения числа прожитых лет, напоминает артистку из «Цирк дю Солей», едущую на велосипеде по канату под куполом без страховки – неужели не разобьётся? В каком-то смысле разговор об истинном возрасте становится неприличным.

Мне 50 лет. И с этим ничего нельзя поделать. Когда я произношу это число, собеседники замирают в тихом ужасе, а потом нервно убеждают меня больше не совершать таких словесных трюков, потому что, во-первых, в это трудно поверить, а во-вторых,  пусть лучше это останется в тайне для моих читателей. Но я родилась полвека назад. Скажу вам больше, я старею. И уж простите меня за интимное признание, но вообще-то я когда-нибудь умру. Это естественный процесс – мы рождаемся, растём, развиваемся, потом увядаем и уходим из жизни. Самое величественное противостояние Вселенной – противостояние жизни и смерти. И мы живы только потому, что в мире существует смерть.

Чёрт возьми, да, страшно об этом писать! Но я вполне зрелый человек и уже готова справиться с этим страхом. Я могу выдерживать это мощное эмоциональное напряжение, потому что во мне очень много жизни – у меня отличный баланс этих двух полярных состояний. Фрейд называл эти два полюса либидо и мортидо – стремление к интимной близости и страх смерти. В древнекитайской философии это противостояние обозначено терминами инь и ян, где инь – всё тёмное, холодное и непроявленное, а ян – всё светлое, горячее и явленное в материи. Дао – это высшая гармония, выраженная в идеальном балансе инь и ян.

В молодости мне казалось, что зрелость несовместима с сексуальностью. И мои самые ужасные подозрения настойчиво оправдывает социум, в котором царит культ молодости.Гонка за накоплением внешних атрибутов юности – это отвратительный марафон лицемерия. Другого слова не найдёшь. Люди примеряют лица, которые с возрастом становятся всё моложе и моложе. С точки зрения природы – полный абсурд. В экзистенциальном смысле – спор с самим Господом Богом. Типа, он не очень-то понял, когда творил, как должна выглядеть женщина после 50.

А теперь я сделаю самое откровенное признание в своей жизни. Я старею, но всё ещё хочу. И это не только про секс.

Желание – это то, что сопровождает нас с момента рождения до момента смерти. Первое, что хочет сделать новорождённый человек – заявить криком о жизни, расправив ткань лёгких. Иногда жизнь заканчивается стоном, и это тоже результат желания. При этом ни младенец, ни старик не предваряют крик и стон фразой «хочу крикнуть» и «хочу застонать». Желание рождается из потребности, но не всегда распознаётся сознанием и не формулируется словесно. Дистанция между возникновением потребности и реализацией желания, то есть, удовлетворения этой потребности, иногда слишком коротка, почти молниеносна. И тысячи ежедневных и ежечасных потребностей не осознаются и не формулируются. Однако именно из них состоит жизнь. Заканчивается жизнь – завершается процесс ощущения потребностей и перевод их в желания. То есть, пока мы хотим, мы живы. Пока мы не просто хотим, но осознаём свои потребности и желания, мы живы полно-ценно. И недавно я поняла, что именно осознание своих истинных потребностей и желаний поддерживает огонь в очаге под названием «жизнь».

Я сижу за компьютером и ощущаю неудобство позы – возникла потребность сесть удобнее и желание положить ногу на ногу. Это жизненно важный акт! Я очень волнуюсь, делясь с вами самыми интимными переживаниями, и моё тело откликается сухостью во рту – я ощущаю жажду, осознаю потребность в глотке воды, встаю из-за стола и иду заваривать чай. В каждом этом моменте очень много жизни, каждое такое движение – источник жизненных ресурсов. И мне постоянно приходится балансировать, как велосипедистке под куполом цирка. Пока я еду по канату, я живу! Кстати, только что опять поменяла позу. Я очень волнуюсь! Но если я перестану слышать своё тело, перестану откликаться на его потребности, стану менее чувствительной или начну игнорировать движение жизни внутри меня, мой баланс сместится в сторону инь, и я сорвусь вниз.  А я хочу жить!

И вот что я поняла, достигнув полувековой отметки. Качество моей жизни и моё долголетие зависят от того, насколько уважительно я отношусь к своим желаниям, насколько я осознаю, чего я хочу, как бережно отношусь к удовлетворению своих потребностей. В удовлетворении – залог моего баланса инь-ян, противостояния жизни и смерти. Ловлю себя на том, что волнение достигло предела, потому что внутри что-то сжалось и вызывает трепет. Ах, пресловутые бабочки в животе!

Наверняка вы ждёте, когда же я заговорю про секс! Если уж речь зашла про мортидо, то и про либидо есть смысл поговорить. Рискую вас удивить, но сексуальность не заканчивается никогда. И дело вовсе не в натянутой на лице коже. Сексуальность – то, что внутри, а не снаружи. В предельном внимании к своему телу, участвующем в акте творчества, гораздо больше сексуальности, чем в использовании юной вагины для подтверждения своей востребованности у мужчин и снятии напряжения в междуножье. Зрелое тело становится мудрым. Зрелые потребности становятся изысканными. Зрелая чувственность становится подобна экстрасенсорному восприятию, когда можно чувствовать то, что чувствует он. В молодости – одни задачи и ценности, в зрелости – другие. Только это не отменяет ни потребности, ни желания. Потому что – ещё не смерть.

Недавно у меня в социальных сетях случилась удивительная история. Я написала публикацию об отношениях зрелого 67-летнего мужчины и молодой женщины, в которых он проявляет к ней сексуальный интерес, а она держит дистанцию и сохраняет дружбу. Однажды герой этой истории написал своей пассии сообщение: «Я вспомнил о тебе, и у меня на брюках отлетела пуговица». Мои друзья и подписчики по-разному среагировали на эту историю. Но самыми парадоксальными стали комментарии зрелых женщин о том, что герой этой зарисовки – старый глупый импотент.

Публикация вызвала бурю эмоций, комментарии про «импотента» вызвали горячий спор. Почему мужчина, у которого пуговица не выдержала давления по причине какого-то физиологического процесса на уровне ширинки и оторвалась, был уличён в отсутствии либидо? Может быть, тут возросло мортидо и возник какой-то дисбаланс? Ответ оказался очень простым. Зрелые женщины увидели в мужчине именно то, что не могут признать в самих себе – сексуальное переживание и желание выражать свои зрелые интимные чувства словесно. Но почему они навесили ему ярлык «импотент»? Импотенция – это  состояние сексуального бессилия. Но бессилие может быть не только физиологическим, оно может быть психологическим. Импотенция – отсутствие готовности заявлять о своих сексуальных потребностях в зрелом возрасте, потому что кто-то навязал деструктивную идею, что старость и секс несовместимы.

А что такое потенция, по сути? Это проявление жизни, витальный потенциал, возможности и амбиции не только в половом, но и в личностном плане. Есть потенция – есть желание. Есть желание – есть жизнь, значит, нет смерти. Женщины, отказывающие себе в праве быть сексуальными в зрелом возрасте, самовольно обрекают себя на эмоциональную импотенцию и приговаривают себя к смерти. Либидо и мортидо. Инь и ян. Не все велосипедистки удерживаются на канате под куполом цирка.

Замечаю, как стареющие, но молодящиеся женщины бравируют своим личным счастьем, но при этом яростно набрасываются на любое проявление того, что и есть жизнь сама по себе. «Я такая целомудренная, у меня такие духовные потребности, я достигла настоящей зрелости и обрела высшую мудрость». А секс? Нет желания сближаться? Не просто гениталиями, а душами, личностями!

«Желать» и «жить» — это неразделимые понятия. И желания не рождаются вне тела. Любое желание как жизненный порыв — телесно! Сначала наша плоть сигналит о наших потребностях, а потом уже мы осознаём или не осознаём эту потребность как желание, имеем намерение и готовность или не имеем готовности удовлетворить свою потребность в жизни. Совсем разволновалась и вытянула ноги под столом. Заварила крепкий китайский чай. Я так хочу!

Игнорируем ли мы послания своего тела? Готовы ли мы принимать жизнь в своём теле такой, какая она есть, без оглядки на социальные стереотипы, культ молодости и ожидания окружающих? Стыдно ли быть стареющей, но полной желаний? На эти вопросы каждая женщина может ответить на исповеди перед самой собой. И эта самая интимная из всех встреч в её судьбе может стать дверью в новую зрелую жизнь.

Я старею, но всё ещё хочу! Я балансирую под куполом цирка, удерживаясь на грани инь и ян, на грани либидо и мортидо. И я испытываю страстную потребность узнать нечто новое и важное о себе, благодаря своему зрелому телу. И поэтому мне важно пожить подольше! Мой интерес ещё не исчерпан. Вы со мной?

Лиза Питеркина

©





Чтобы не пропустить новые статьи, подпишись на сайт:

Для подписки введите e-mail:




Смотрите также: